Северо-Восточное Московское Викариатство

СОБЫТИЯ

14 декабря 2018 года

Всенощное бдение в канун дня памяти апостола Андрея

В среду 12 декабря в канун дня памяти апостола Андрея Первозванного, архиепископ Егорьевский Матфей, управляющий Северо-Восточным Московским...

читать далее
14 декабря 2018 года

Заседание рабочей группы по вопросам межэтнических отношений

13 декабря 2018 года в префектуре Северо-Восточного административного округа состоялось заседание рабочей группы по вопросам межэтнических...

читать далее
13 декабря 2018 года

9 декабря 2018 года прошел крупный городской праздник "С русским воином через века"

9 декабря 2018 года на территории Подворья Патриарха Московского и всея Руси храма Живоначальной Троицы в Усадьбе Свиблово прошел крупный...

читать далее

ПОКАЗАТЬ ВСЕ СОБЫТИЯ

b_200__16777215_00_images_propovedi_Gutorov1.JPG

16 сентября 2018 года, в Неделю 16-ую по Пятидесятнице, протоиерей Георгий Гуторов произнес проповедь о талантах и беспечности.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа

Сегодня за Божественной Литургией, дорогие братья и сестры, мы слышали притчу Спасителя нашего Господа Иисуса Христа о талантах. Мы много раз по этому поводу говорили, беседовали и вместе с тем Церковь сегодня вновь и вновь ставит нас перед судом этого Евангельского благовестия. Почему перед судом? Потому что любое слово, сказанное и обращённое к нам Богом, является именно тем средством, которое способно либо привести нас к вечной жизни и к Царствию Небесному, либо в силу нашего нежелания внимать этому слову обращает нас совершенно в иную сторону от нашего спасения. Сегодняшнее Евангельская притча, казалось бы очень простая, но вместе с тем очень глубокая, говорит нам очень и очень о многом. Перескажем ее хотя бы вкратце независимо от того, что нам всем это Евангельское повествование, бесспорно, знакомо.

Некий царь, отправляясь в дальнюю дорогу, призвал к себе своих слуг и каждому дал часть имения. Одному он дал пять талантов. Здесь нужно пояснить, что талант, во время земной жизни нашего Спасителя, это была очень крупная сумма, некий денежный эквивалент. Таланты разнились между собой, был серебряный талант, был золотой талант. Золотой талант вмещал в себя около килограмма золота, то есть это была достаточно большая сумма денег, на которые человек мог прожить, если не всю жизнь, то много лет. Серебряный талант вмещал в себя два килограмма золота, тоже достаточно большая сумма. И вот одному из призванных этот царь вручил пять талантов, второму вручил два таланта, а третьему дал один талант. Заметьте, это всё было вручено на сохранение с тем, чтобы при возвращении господина, всё было не только возвращено, но и возвращено с прибылью.

И вот проходит какое-то время, возвращается господин и призывает тех, кому он вручил свои деньги, спрашивая с них о том, что они должны ему воздать. И первый, получивший пять талантов, говорит: Господин, я эти деньги, тобою мне врученные, пустил в рост, т. е. я попытался не только воздать тебе то, что ты мне дал, но и принести прибыль и получил ещё большие деньги. И тогда господин увидел в нём ревностного человека и сказал ему: Добрый и верный раб, ты в малом был верным, над большим тебя поставлю, поскольку он вместо пяти врученных талантов принёс сверх ещё столько же.

Был приглашён второй, и он то же самое сказал: мне было вручено два таланта, я приобрёл на них ещё два, т.е. я дважды приумножил твои деньги, твою прибыль - получи твоё. И этого похвалил царь и ему даровал награду.

Пришёл третий, который не стал рисковать и просто закопал свой талант, врученные ему деньги, в землю. Прекрасно понятно и прозрачно, что именно отсюда и возникает поговорка о зарытых в землю талантах. И когда у него было спрошено о том, где деньги, которые были ему поручены, он развернул в платке данное ему серебро и сказал: я знал, что ты жестокий человек и жнёшь там, где не сеял, и собираешь там, где не рассыпал, вот твои деньги, возьми их себе. И тогда вместо того, чтобы похвалить и, по крайней мере, принять ему принадлежащие деньги, царь осудил этого человека и сказал ему: Лукавый и ленивый раб, не должно бы тебе было дать эти деньги в рост, чтобы ты приобрёл на них ещё большее? И тогда господин повелел наказать его и изгнать прочь во тьму кромешную.

В этой удивительной Евангельской притче мы уже привычно воспринимаем евангельское слово «талант» не как денежное измерение, а как дарования, которые каждому из нас от Господа даны, и мы в этом смысле правы, потому что действительно, Господь каждому из нас даёт таланты, даёт дарования с тем, чтобы мы, пользуясь ими, приумножали их, а отнюдь не закапывали их в землю. Но вместе с тем по святоотеческому объяснению есть более глубокий смысл, нежели просто приумножать свои дарования, которые Господь каждому из нас даровал.

Согласитесь, можно свои таланты использовать усердно, но абсолютно не во спасение своей бессмертной души.

Иной человек, наделённый теми или иными дарованиями, часто их использует не во благо своей души, а только лишь на приобретение земного, и поэтому святоотеческое разумение объясняет, что тот, кто закопал свой талант в землю, тот живёт исключительно только лишь для земных приобретений, для этого временного скоропреходящего отрезка человеческой жизни. И в этом смысле заключается страшное преступление каждого из нас по отношению, прежде всего, к самому себе. Когда мы не живём во славу Божию, не приумножаем таланты, от Господа нам дарованные для наследия вечной жизни, а живем исключительно для земных приобретений, для земного благополучия и земных радостей, не думая о том, что эта земная жизнь не более чем мгновение, не более чем разряд молнии, который сверкнул, блеснул и тут же погас. Именно этому можно вполне уподобить даже самую продолжительную жизнь человеческую.

И сегодня мы слышим, братья и сестры, как мы должны трудиться, чтобы приобрести в наследие вечную жизнь и радость, чтобы с Господом быть в Царствии Небесном. Нет на земле ни одного человека бесталанного, чтобы ему не было дано то или иное дарование, споспешествующее ему во спасение. У каждого есть свои таланты, у кого пять, у кого два, у кого один. То есть Господь прещедро даёт эти дарования каждому по его силам и по его возможностям, опять же с условием, насколько мы способны их понести, насколько мы способны их приумножить. И чем бы нас Господь не наделил, какими бы дарованиями не почтил бы, Он даёт человеку столько, сколько ему необходимо, чтобы через это земное делание ему стать наследником вечной жизни и Царствия Небесного.

Есть страшное препятствие на пути ко спасению, о котором замечательно говорит святитель Иоанн Златоуст, и это мысль проходит через все его поучения. Он говорит, что самая главная беда каждого из нас в деле нашего спасения заключается в нашей беспечности. В том, что мы беспечны ко своему спасению.

Возьмём людей, далеких от Церкви, не верующих во Христа, они ставят перед собой определенные жизненные цели и задачи, проводят порою бессонные ночи для того, чтобы научиться тому или иному, или чтобы достичь своих намерений в этой жизни. Люди по многу часов занимаются совершенно, с точки зрения вечности, бестолковыми вещами, и вместе с тем, они делают это для достижения совершенства. Мы, христиане, которым Господь даровал обетование вечной жизни, ведь это стыдно и бессовестно, когда мы все почти наперечёт говорим, что «я ленюсь Богу молиться», «не хватает времени». Прошу прощения, что об одном и том же говорю всегда. Ну, например, говорим мы: я вот ленюсь почитать вечерние молитвы.

Сколько занимает времени чтение вечерних молитв для каждого из нас, тем более для человека, который уже состоялся, более или менее в своём воцерковлении? Десять, пускай пятнадцать минут, и у нас не хватает для этого времени, мы не хотим даже этой малости Господу отдать. Мы, к сожалению, тоже можем относиться к числу тех людей, которые живут только лишь для земного благополучия, зарывая свой талант в землю и совершенно не думая или почти не думая, о том, что нас ожидает вечная радость, вечная жизнь с Господом. Но вместе с тем, нас может ожидать и вечная пагуба, и вечные страдания, потому что мы беспечно относимся к своему спасению.

Cегодняшний Евангельский отрывок был взят из 25 главы Евангелия от Матфея. Не поленитесь сегодня почитать эту главу вместе с предыдущей 24. По преимуществу, обе эти главы говорят о беспечности. И какая она бывает разная эта беспечность в нашей жизни.

Беспечность может быть весёлая, бесшабашная, радостная, разудалая. Помните, в 24 главе говорится о том, что, как и при Ное, люди пили, ели, женились, радовались, торговали, покупали, а пришёл внезапно потоп и всех погубил, вот также будет и по пришествии Сына Человеческого, говорит Господь. Люди будут жениться, пить, есть, радоваться и так далее, то есть жить беспечно. Этот час придет, когда мы не ждём и не чаем его, Господь придёт и явит Себя, и что мы скажем в силу нашей такой бесшабашной беспечности, у нас даже времени не было задуматься о том, что ожидает нас впереди.

Есть другая беспечность – злая, тоже о ней описывается в одной из этих глав, где, помните, говорится об одном рабе, у которого удалился на время хозяин.

Заметьте, везде мы сталкиваемся с одной и той же реальностью: хозяин ушёл, царь удалился, господин медлит, т.е. как будто его нет, создаётся впечатление, что Бога нет в этом мире, и люди начинают жить как непослушные дети, когда из класса вышел учитель. Они хулиганят, балуются, начинают пакостить, скажем, разобьют люстру, перевернут парты и прочее. А придёт учитель, что они будут делать? Они прекрасно понимают, что их ожидает ответ. Прошу прощения за примитивное сравнение, но очень часто мы напоминаем именно таких детей. Помню, в детстве была такая книжка, называлась «Праздник непослушания». Вот что-то подобное можно угадать в нашем с вами поведении.

А Господь-то, Он есть, Он медлит, Он удалился до времени, если так можно выразиться. Опять же апостол Пётр замечательно говорит в своём Соборном Послании: как некоторые говорят о том, где же Бог, если Он не наказывает тотчас же за те или иные преступления и грехопадения? Невдомёк им, говорит он, что Бог долготерпелив и медлит Своим судом только лишь и исключительно по Своему милосердию и долготерпению, в надежде, что мы очнёмся от этой безумной беспечности, от спячки, придём в себя и ужаснёмся.

Так вот, мы говорим о злой беспечности, по которой злой раб, как только хозяин удалился, начал бить подчинённых ему слуг, начал расточать, пить, гулять и прочее. И придёт тогда хозяин, когда его меньше всего ожидают.

Мы тоже иногда позволяем себе что-то подобное, грешим и творим беззакония, совершенно безумно, не отдавая себе отчёта, что за всё это придётся отвечать перед Господом.

А есть ещё иная категория беспечности, о ней говорится в 25 главе упомянутого Евангелия, и нам тоже это Евангельское повествование знакомо, где речь идет о десяти девах, из которых пять были мудры и пять безумны. Которые были мудрыми, они старались запастись елеем, чтобы их светильники не угасали, а безумные, юродивые по-славянски, они спали и дремали.

Есть и такая категория беспечности, сонливости и дремоты. Мы говорим: ничего, всё успеется, у меня ещё вся жизнь впереди, два века впереди намерено, я, конечно же, всё успею – и в храм пойти, и в грехах своих покаяться, и добрые дела начну делать… когда-нибудь потом. И всё это на потом и на потом. Вот такая спячка, вот такая дремота – это тоже беспечность. И мы прекрасно понимаем, что именно тогда приходит Жених небесный, исходя из этой Евангельской притчи, когда Его не ожидают. Когда возгласят: Се Жених грядет в полунощи, все выходите навстречу Ему. Тогда окажется, что мы, не имеющие елея ни милосердия, ни добрых дел, не можем явиться этому грядущему навстречу Жениху, светильники наши пусты, они безъелейны, их нечем зажечь, потому то они тут же тухнут без елея добрых дел в нашей жизни.

И вот эта беспечность, добрая ли она, бесшабашная ли, весёлая ли, разудалая или она злая, злобная, жестокая, или она спящая, дремлющая, в любом случае, она остаётся беспечностью, и мы, к сожалению, данное нам прещедро Господом время для нашего спасения, вместо того, чтобы спешить творить добро и благо, мы это время теряем безвозвратно.

Сегодняшнее Евангельское повествование, говорящее нам о том, что каждому из нас Господь даровал те или иные таланты, и как мы их используем: приумножаем ли мы их для того, чтобы достойно встретить Господа, когда Господь придёт и призовёт всех нас к ответу. Или мы исключительно лишь для этой земли живём, для неё лишь только трудимся, чтобы, в конечном счёте, два метра этой самой земли нам было отдано в удел, куда нас и положат бездыханными, и ничего кроме этих земных приобретений, которых никуда мы с собою не возьмём и не унесём. И ничего кроме этого не останется.

Даже люди, не знавшие Христа, жившие вне пределов Евангелия, и то понимали и осознавали меру земных приобретений - насколько суетно, тщетно и бессмысленно порою, бывает всё то, чем мы в нашей жизни озабочены.

Известен пример, когда хоронили царя Александра Македонского, когда несли на смертном одре этого великого завоевателя, от которого трепетала половина в ту пору цивилизованного мира, так вот руки его были распростерты, как бы выброшены из этого одра, тем самым словно показывая, что, будучи самым великим здесь на земле, он ничего не может с собою унести в вечность.

Эти распростёртые, уже абсолютно бессильные ладони уже не способны были ничего держать, они были беспомощно разбросаны и показывали, что кем бы ты ни был, ты способен унести в вечность к суду Божиему только лишь те благие, добрые таланты, коими Господь почтил тебя и приумноженные тобой во славу Божию и во спасение своей бессмертной души.

Только они способны соделать нас причастниками той радости, которую Господь всем нам дарствовал Своим распятием и Своим Воскресением из мертвых.

Неслучайно преподобный батюшка Серафим Саровский (нам всем известны его слова), говорил так: «Лишь то дело доброе будет Богом принято, если оно было сделано во имя Христа, ради Христа, ради Господа».

Скажем, мы здесь на земле связаны многими житейскими попечениями, заботами и послушаниями, светской работой, не имеющей никакого отношения к Церкви, к Евангелию и так далее, как же этот труд можно осуществлять во славу Божию и во имя Христово?

Если мы, я думаю это очевидно для всех, если мы то послушание, к которому призваны и какое бы оно ни было, будем исполнять добросовестно. Если мы это будем делать во имя Господа, и будем делать не лукаво, а как апостол Павел говорит, что все свои дела делать не как перед людьми, а как если бы мы их делали перед Богом. И если мы будем себя так настраивать, и так будем делать, то всё, что Господь нам вручил здесь на земле, мы будем делать во славу Божию и во имя Христа.

И это наше делание, этот труд и это усердие Христос примет как доброе приобретение к тем талантам, которые Он каждому из нас даровал в нашей жизни. Аминь.