Северо-Восточное Московское Викариатство

СОБЫТИЯ

14 декабря 2018 года

Всенощное бдение в канун дня памяти апостола Андрея

В среду 12 декабря в канун дня памяти апостола Андрея Первозванного, архиепископ Егорьевский Матфей, управляющий Северо-Восточным Московским...

читать далее
14 декабря 2018 года

Заседание рабочей группы по вопросам межэтнических отношений

13 декабря 2018 года в префектуре Северо-Восточного административного округа состоялось заседание рабочей группы по вопросам межэтнических...

читать далее
13 декабря 2018 года

9 декабря 2018 года прошел крупный городской праздник "С русским воином через века"

9 декабря 2018 года на территории Подворья Патриарха Московского и всея Руси храма Живоначальной Троицы в Усадьбе Свиблово прошел крупный...

читать далее

ПОКАЗАТЬ ВСЕ СОБЫТИЯ

b_200__16777215_00_images_propovedi_Gutorov1.JPG

Проповедь протоиерея Георгия Гуторова в Неделю перед Воздвижением.

 Во имя Отца и Сына, и Святого Духа

Сегодня мы с вами, дорогие братья и сестры, празднуя воскресный день как малую Пасху, продолжаем праздновать и торжествовать в честь Рождества Пресвятыя Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, и вместе с тем стоим на пороге великого двунадесятого торжества всемирного Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. Эти события, имеющие по праву быть вполне самодостаточными, глубоко объединены одной главной мыслью, которая сегодня выражена в Евангельском литургийном повествовании. Эти слова мы с вами очень часто воспоминаем и не можем их не воспоминать, ибо именно они являются краеугольным камнем всего нашего Христоименитого упования.

Господь говорит в беседе с Никодимом, в той самой беседе, которая описывается в третьей главе Евангелия от Иоанна: Так Бог возлюбил мир, что и Сына Своего Единородного отдал, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел бы жизнь вечную.

Эти слова являются самыми главными и основными в жизни каждого христианина, ибо они выражают и олицетворяют то величайшее явление Божественной милости, Божественной любви ко всему роду человеческому. И если кому из нас захочется одной фразой выразить всё Евангелие или всё Священное Писание, а это огромное наследие Боговдохновенных Писаний, то мы можем с вами вполне ограничиться лишь этой единственной фразой: Так Бог возлюбил мир, что и Сына Своего Единородного отдал, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел бы жизнь вечную. Вот об этом сегодня мне хотелось бы сказать вам, дорогие братья и сестры, но этим словам ещё предшествует удивительный образ, каковому Господь уподобляет Свои страдания и Свою смерть. В этой же беседе с Никодимом, о чём говорится в сегодняшнем Евангельском повествовании за Божественной Литургией, мы слышим воспоминание древних ветхозаветных событий. Вспоминая пророка Моисея, который водрузил на древе медного змия, Господь говорит, что подобно ему и Сын Человеческий будет вознесён и распят на Кресте, как некогда Моисей вознёс медного змия в пустыни. Надо вспомнить, хотя бы вкратце, контекст этого исторического события из библейского повествования.

Народ Божий, облагодетельствованный Богом бесконечно щедротами и дарованиями, не выходил однако же из непослушания. Идя по пустыне в землю обетованную, они постоянно роптали на Моисея, а в его лице роптали на Бога. Они не гнушались никакими оскорблениями по отношению к этому великому святому человеку, который взял на себя подвиг вывести их из плена Египетского. И когда мера долготерпения Божия истощилась, Господь попустил этим неблагодарным людям страдания и скорбь от того, что ядовитые змеи стали жалить их в пустыне, и люди стали погибать. Если бы не молитвенное заступничество Моисея, вся пустыня превратилась бы в кладбище, все были бы истреблены и уничтожены. Тогда Моисей взывает к Господу с тем, чтобы Бог помиловал и преложил свой праведный суд на милость. И Господь, внемля молитве и словесам Своего угодника, повелевает ему сделать медного змия, чтобы, водрузив его на древо, вознести ввысь с тем, чтобы тот, кто с верою будет взирать на это знамение, получал бы исцеление и врачевство от неминуемой смерти.

Вот этот удивительный библейский прообраз Креста Господня, потому что по преданию древо, на которое был вознесён медный змий, было подобно кресту, т. е. это были две перекладины, скрещенные между собою. Таким образом, с одной стороны, змеи несли смерть и гибель, с другой стороны, те, кто с верою взирал на это древо, на это знамение, получал врачевство. Т.е. из глубины веков Господь уже приуготавливал к тому, чтобы сознание современных Господу нашему и Спасителю Иисусу Христу людей не воспринимало Его крест как образ смерти, потому что ничего другого в то время крест не мог нести собой. Ибо крест это было орудие чудовищной, поносной, бесчеловечной смерти, к которой приговаривали самых страшных убийц, самых страшных преступников, именно этой смертию умирали самые страшные злодеи. Но Господь по Своему неизреченному человеколюбию избирает именно эту смерть.

Святитель Андрей Критский, рассуждая на эту тему, говорит: ведь Господь мог избрать какую-то другую смерть, чтобы через неё искупить человечество от вечного проклятия и смерти. В конце концов, наверное не имело бы принципиального значения, какой смертью Христос умер. Но Господь сознательно, волею избирает самую позорную, самую постыдную смерть, мысль о которой вызывала содрогания в сознании людей того времени. Так Он являет в большей, в выспренней степени Своё неизреченное человеколюбие, Свою неизреченную любовь, умирая на Кресте.

Поэтому тот медный змий из Ветхого Завета, взятый как образ страданий Христовых, Господь приводит в сегодняшнем Евангельском повествовании. Действительно змий, это одно из живых существ, вызывающих естественное отвращение, из-за страха к ним и боязни. И неслучайно наверное, враг рода человеческого тоже избирает именно это живое существо, чтобы через него искушать прародителей, вовлекая их во грех и беззаконие, и через него они лишаются живого общения с Господом. Но вместе с тем, всякий, взирающий на это знамение в пустыни, получал исцеление от жалящих змиев.

Нашу жизнь, дорогие братья и сестры, можно уподобить пути, это действительно достаточно распространённое сравнение. И жизненному пути христианина, без всякого сомнения, сопутствует крест, а змеи, это демоны, которые пытаются уязвить каждого из нас на нашем пути к Богу. Яд этих змей – это грехи, которые мы творим. И если тот, кто с верою будет взирать на миролюбезное Живоносное Древо Крестное Христа Спасителя с верою, а значит с покаянием и с несомненным упованием, что Господь не даст ему погибнуть в бездне грехов и беззаконий, тот будет помилован и тот будет спасён. Неслучайно, сегодняшнее Евангельское повествование говорит нам о крестной жертве Христа, о Его бесконечной любви к нам, и о том, о чём уже прежде было сказано: так Бог возлюбил мир, что и Сына Своего Единородного отдал на смерть позорную, поносную, страшную крестную, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную.

Мы скажем: мы веруем в Господа. Да, нам дорого то, о чём говорится в Священном Писании. И не только мы, приходящие и находящиеся в Церкви Христовой, но и те, которые находятся вне Церкви, могут сказать то же самое, что и для них действительно является авторитетом и безусловным критерием жизни святое Евангелие. Очень многие люди так рассуждают: пусть мы в храм не ходим, нам храм не нужен, нам Церковь не нужна, мы и без того веруем в Господа. И самое главное, по мысли этих людей, заключается даже не в том, чтобы в храм ходить или не ходить, а в том, чтобы делать добрые дела, жить прилично, порядочно, добродетельно и т.д.

Эти люди глубоко заблуждаются. Почему? Потому что Церковь – это то место, где начинается небо на земле, и Крест Христов является тем ключом, который для нас раскрывает через Церковь Христову врата вечной жизни и Царствия Небесного.

В чём заключается несение своего жизненного креста? Мы неслучайно, говорим и повторяем об этом сегодня, находясь на пороге Воздвижения Креста Господня. И Церковь Христова не случайно говорит нам о Кресте накануне этого торжества с тем, чтобы мы всегда помнили и в своём сердце, в своих помыслах, перед своим взором мысленным всегда имели Древо Крестное, через которое, по слову премудрого Соломона, бывает всякая правда.

Жизнь христианина не мыслима без крестоношения, и поэтому каждый из нас, идя по своему жизненному пути, должен ясно осознавать и понимать, что именно это – единственный путь, путь жизненных испытаний, скорбей и невзгод, которыми Господь посещает каждого из нас, и это единственная дорога, способная привести нас в вечную жизнь и Царствие Небесное.

Кресты, мы знаем по опыту своей собственной жизни и по опыту жизни близких нам людей, бывают самыми разнообразными. Т.е. испытания, выпавшие на долю каждого человека бывают самыми разными и необычными и совершенно не похожими на испытания рядом стоящего человека. Но чем бы Господь ни посетил бы нас в нашей жизни, всё должно восприниматься нами безропотно и, более того, с благодарностью. Мы должны все принимать и благодарить Бога за неизреченный дар Его, твёрдо и несомненно веруя, что это единственный путь, способный нашу изъязвленную грехами и всяческого рода страстями и пороками ураненную душу спасти для бессмертия. Поэтому Господь попускает нам те или иные жизненные испытания, скорби, невзгоды и испытания, чтобы претерпевая и преодолевая их, мы способны были очистить свою бессмертную душу и удостоиться вечной радости и Царствия Небесного с Господом.

Одним из таких ярких проявлений крестоношения в жизни каждого из нас, в большей или в меньшей степени, является несение тягот ближних наших. Т.е. Господь даёт кому-то больных родителей, кому-то несчастных, неудачливых детей, те или иные жизненные скорби через близких, родных. И это неудивительно, потому что через несение тягот ближних своих, родных и присных, Господь даёт нам тоже унаследовать вечную жизнь, поскольку это тоже является крестом.

Есть в житийной литературе такой замечательный пример из жизнеописания мученицы Перпетуи, которая была римской патрицианкой. Она была аристократического происхождения, но уверовала в Господа: кто-то нашёлся на её жизненном пути и благовествовал ей о Христе. Она уверовала во Христа и забвению предала всё то мнимое, внешнее богатство и благополучие, в котором родилась, воспитывалась и всю свою жизнь провела. Она снискала особую любовь к тем, кто за Христа страдал, и посещала их в темнице. А когда узнали и донесли градоправителю о том, что некая патрицианка соболезнует, сопереживает и помогает христианам, мученикам за Христа, находящимся в темнице, её саму бросили в темницу, где находились раненые и находящиеся на последнем издыхании христианские мученики. Среди них, здесь же, и это сознательно делалось палачами, находились уже умершие люди, то же христиане. Их тела уже разлагались, издавая смрад, тем самым, еще более усиливая страдания исповедников Христовых. Именно туда бросили эту аристократку, благородную Перпетую. И она, которая ноги своей даже не утруждала, чтобы переступать по земле, поскольку её носили в палантине, на специальных носилках, чтобы она себя вообще ничем не утруждала, говорила: я благодарю моего Господа, за то, что Он даровал мне такую неизреченную радость взирать на святых Христовых страдальцев. Т.е. эти страдания, которые нам трудно даже себе представить, этот смрад разлагающихся трупов, стоны несчастных узников, она принимала как самое величайшее благо в своей жизни. И это не преувеличение, поверьте.

Когда мы читаем жизнеописания новомучеников, т.е. святых угодников Божиих, нам практически современных, то мы слышим такие же слова.

Один из подвижников, чье имя в нашей памяти, в нашем сознании, в нашей любви, в нашем сердце начертано особыми письменами, архимандрит Иоанн Крестьянкин, старец, духовник Псково-Печерской обители, говорил и не раз повторял: самое светлое и самое радостное время в моей жизни, это время, когда я сидел в лагере, в тюрьме. Это самое светлое время в моей жизни.

Нам трудно это представить, но Господь дивными утешениями посещал Своих избранников за то, что они терпели ради Него всяческие страдания и муки.

Мне хотелось бы в этой связи вспомнить замечательного, удивительного исповедника нового времени, митрополита Алма-атинского и Казахстанского, Иосифа (Чернова). Многие о нём слышали, это известная личность. Он умер в 1975 году, я многое о нём читал, слышал и даже имел счастье в детстве видеть его своими глазами. Так вот недавно я о нём такую замечательную историю услышал. Он в общей сложности, разыми сроками, отсидел 21 год в лагерях. Став епископом в 1932 году, он тут же на 10 лет был заключён в тюрьму. Это тот самый случай, о чем апостол Павел говорит: кто епископства желает, тот доброго дела желает.

Вот в этом и заключается доброе дело - за Христа страдать. Не за внешнее благолепие и регалии архиерейского достоинства стать епископом, а прежде всего за Христа страдать. И те, которые тогда епископства желали, они доброго дела поистине желали.

А история, связанная с ним такая. В лагере нашёлся какой-то добрый человек, наверное, в тех страшных местах тоже были снисходительные люди, и владыку Иосифа определили по доброте сердца, как священника и архиерея, в пекарню. В тюремном понимании это было самое лучшее место, которое только можно себе представить. Одним словом, хлебное место. А имя у него монашеское было Иосиф, в честь Иосифа Прекрасного, того самого Иосифа, помните, которого братья продали в Египет. И вы помните, в Библии есть такой эпизод очень важный, рассказывающий, почему его назвали Прекрасным, и почему его иногда называют Целомудренным Иосифом. Жена его господина, который его купил, вожделела к нему страстью и стала домогаться его взаимности, а он, будучи непорочным и целомудренным юношей, отверг все ее притязания, и за это был оклеветан и брошен в темницу. Я очень схематично эту историю пересказываю, вы и без меня ее прекрасно знаете.

Так вот, у владыки Иосифа, нечто подобное произошло. В этой пекарне была повариха, которая прельстилась на заключенного молодого монаха, и нечто подобное стало происходить в ее поведении. Он же, во избежание падения, стал проситься у администрации тюремной, чтобы его перевели в другое место, и его перевели в другое место, знаете куда? В тубдиспансер, где лежали туберкулёзные больные, и его послушанием стало чистить плевательницы. За ночь он вычищал до сотни плевательниц, простите за неэтичность. Туберкулёзные, уже может быть, смертельные больные люди пользуются этими плевательницами, а ему нужно было вымывать и вычищать каждую ночь, и он вымывал и отскабливал своими ногтями все эти смертоносные выделения. И так продолжалось много лет.

Вот что люди терпели ради того, чтобы не потерять Христа. И владыка Иосиф не потерял Христа, и Господь утешал его.

Это тот же самый владыка, одно из высказываний которого стало афористичным. Многие из вас наверняка его слышали и много раз пересказывали. Но это высказывание принадлежит именно владыке Иосифу. Мне посчастливилось напутствовать перед смертью его водителя, который возил его много лет, Захара Ивановича, и он лично рассказывал мне эту историю, хотя она опубликована во многих изданиях. Я сейчас к чему это говорю, к тому, что, несмотря на все бесчеловечные условия в лагерях, тюрьмах, он не потерял любви, доброго, хорошего в самом глубоком смысле слова остроумия, возможности даже просто улыбаться.

Многих ломали, обезображивали, делали моральных уродов, кто-то даже не выдерживал, руки на себя накладывал, а владыка не сломался, он всё равно оставался прежним.

Так вот, сама история. 1961 год, Гагарин полетел в космос, всем это известно. Владыку Иосифа вызывает уполномоченный, была такая должность при Совете министров, и заявляет ему: вот, владыка, видите, Юрий Гагарин полетел в космос, слыхали, наверное, об этом? – Слыхал, как не слыхать.

– Вашего Бога он в космосе не видел, поэтому в ближайшее воскресение своим прихожанам так и скажите, что космонавт полетел в космос, а Бога там не видел, значит, Бога нет.

Не сказать об этом невозможно было в то время, это равносильно приказу, но и сказать, как хотел уполномоченный, было равноценно отречься от Христа. И вот, - рассказывает водитель, - владыка вышел весь потерянный, я его везу, а он переживает. Наступает воскресение, владыка выходит на проповедь и говорит: братья и сестры, вы, наверное, слыхали, что Юра Гагарин в космос полетел? (Так и сказал «Юра»). - Да, владыка, слыхали. И владыка продолжает: полетел и Бога не видел…, но Бог его видел и благословил!

Понимаете? Такое удивительнейшее свидетельство о Христе в то время. Он и правду сказал: Гагарин Бога не видел. Потому что Бог во свете неприступном, и, оторвавшись на два вершка от горшка, Бога не увидишь, потому что не этими критериями Он видится, а сердцем чистым, об этом мы слышим с вами за каждой Литургией: блаженны чистым сердцем, ибо они Бога узрят.

А Бог его видел, как каждого из нас видел и благословил.

Вот это слова владыки Иосифа. Вот какие страшные скорби человек вынес: плевательницы своими ногтями, сдирая их, выцарапывал, выскабливал, но не потерял ни любви к Господу, ни верности Ему, ни доверия к Нему, а через это сподобился вечной радости с Господом и со святыми Его угодниками.

Поэтому, дорогие братья и сестры, нести свой крест – это есть, прежде всего, благодарность Богу за то, чем Господь нас посещает. Поэтому, когда мы говорим о своих жизненных испытаниях и невзгодах, мы должны укрепляться примерами из жизни святых угодников Божиих. И, конечно же, примером Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа, ибо Он явил нам полноту бесконечной, ничем не ограничиваемой любви к людям, о чём сегодняшнее Евангельское слово нам вновь и вновь свидетельствует: ибо так Бог возлюбил мир, что и Сына Своего Единородного отдал, чтобы всякий верующий мог не погибнуть, а иметь жизнь вечную.

Сподоби, Господи, чтобы все мы, неся свои жизненные испытания и невзгоды, те, которые на каждого из нас Господь возложил, твёрдо и несомненно знали, что они не сверх наших сил нам посланы. Взирая на примеры других людей, мы видим скорби гораздо более страшные, невыносимые, однако те их несли не ропща, а благодаря Бога за Его неизреченные милости и щедроты, и это время считали самым светлым и радостным в своей жизни, потому что через несение жизненных скорбей мы становимся лучше, так как воспитываемся в терпении, в смирении и в благодарности Богу. Аминь.