Северо-Восточное Московское Викариатство

СОБЫТИЯ

14 декабря 2018 года

Всенощное бдение в канун дня памяти апостола Андрея

В среду 12 декабря в канун дня памяти апостола Андрея Первозванного, архиепископ Егорьевский Матфей, управляющий Северо-Восточным Московским...

читать далее
14 декабря 2018 года

Заседание рабочей группы по вопросам межэтнических отношений

13 декабря 2018 года в префектуре Северо-Восточного административного округа состоялось заседание рабочей группы по вопросам межэтнических...

читать далее
13 декабря 2018 года

9 декабря 2018 года прошел крупный городской праздник "С русским воином через века"

9 декабря 2018 года на территории Подворья Патриарха Московского и всея Руси храма Живоначальной Троицы в Усадьбе Свиблово прошел крупный...

читать далее

ПОКАЗАТЬ ВСЕ СОБЫТИЯ

b_200__16777215_00_images_2014_stuff_gutorov.jpgВо имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Сегодня мы с вами, дорогие братья и сестры, за сей Божественной Литургией слышали Евангельское повествование об исцелении Спасителем нашим, Господом Иисусом Христом, десяти прокаженных людей.

Проказа - страшная болезнь. Во времена, совпадающие с земною жизнью нашего Спасителя, она распространялась по преимуществу в южных странах и была настоящим бичом и страшным испытанием для человечества того времени. Человек претерпевал совершенно невероятные внешние и внутренние страдания: тело сначала покрывалось темными пятнами, потом эти пятна превращались в страшные раны, эти раны начинали гнить, и все это сопровождалось сильными физическими и, конечно же, моральными страданиями. Человек заживо гнил и заживо умирал. Больные проказой были выброшены за пределы человеческого общества, так как болезнь имела тяжелые эпидемические последствия и становилась в своем роде чумой, заразой, так что люди, которые сталкивались с самыми незначительными проявлениями этого заболевания, ограничивали и изолировали людей, подверженных этой страшной и неисцелимой болезни. Последние, как правило, собирались в некие общины прокаженных, изгоев, отверженных и вынуждены были влачить самое жалкое и ничтожное существование, изолированное от нормальных здоровых людей.

 

Они были обязаны законом вести свою жизнь вне пределов человеческого общества, и чтобы люди не пугались их обезображенного и чудовищного внешнего вида, они были должны были закрывать свои лица каким-нибудь мешком, оставляя лишь прорези для глаз, кроме того, на них должны были быть колокольчики, которые заранее оповещали бы о том, что приближается прокаженный.

Такое страшное состояние влачили эти несчастные люди, о которых мы с вами слышали в сегодняшнем Евангельском повествовании. Эти люди были лишены не только физической возможности даже прокормить себя, но, самое главное, они были лишены возможности находиться вблизи родных и близких им людей. Состояние прокаженного было поистине хуже, чем любая смерть, чем состояние раба, исполнявшего самый черный и неблагодарный труд, хуже, чем состояние человека, заключенного в темницу или в тюрьму, так как эти люди имели хоть какую-то надежду на то, что все испытания, по тем или иным причинам выпавшие на их долю, когда-нибудь закончатся. Прокаженный же был лишен и самой надежды, поскольку он был обречен до последнего своего вздоха нести это тяжкое жизненное бремя. Вот в этих общинах, в которые собирались по признаку неисцелимой болезни, уже не было разделений на какие-то классовые, национальные и даже религиозные взгляды и убеждения, как мы сегодня обнаруживаем в Евангельском чтении. Люди забывали о том, кем они были, и их объединяла одна общая скорбь, одна общая болезнь, общая зараза, которой они были подвержены. Они понимали свое состояние изгоев, и это тоже накладывало на них свой тягостный отпечаток. Когда умирал прокаженный, хищные птицы, питавшиеся падалью, и те брезговали и гнушались разлагающимся трупом прокаженного, потому что даже мертвое разлагающееся тело прокаженного источало из себя яд, и даже бессловесные твари гнушались этими несчастными людьми.

<>Вот об этом состоянии говорит нам сегодня Господь, приводя Евангельское повествование об исцелении Им, Спасителем, Врачом душ и телес, несчастных десяти прокаженных людей. Именно они, увидев или услышав, словом, поняв, что к ним приближается Спаситель мира, приблизились на допустимом для них расстоянии, бряцая своими бубенцами. По закону Моисееву прокаженный обязан был возвещать о своем приближении не только бубенцами и колокольчиками, но еще и во всеуслышание кричать о себе: нечист, нечист, - этим самым подсказывая нормальным здоровым людям о приближении страшной неумолимой болезни и опасности. С этого почтительного расстояния, отделяющего их от Христа, в Котором они увидели единственную надежду на спасение, они взывали громогласно: Иисусе Наставниче, помилуй нас! Бог весть, откуда эти люди знали о Христе. Наверняка, земля слухом полнится, и они слышали о дивном Чудотворце, Которому не подвержена даже власть смерти, ибо Он способен разрушить и ее оковы. Ибо на слуху у всех было то, что Господь исцелял прокаженных, врачевал слепцов, немых, сухих, хромых, чающих движения воды, как об этом говорит и свидетельствует Иоанн Богослов в своем Евангелии, и что даже самая смерть бежит от Всемогущего непобедимого Слова этого дивного Чудотворца. Поэтому они издали взывали Ему: Иисусе Наставниче, помилуй нас! И вот Господь им повелевает, чтобы они шли и показались священнику.

Удивительное в этих словах кроется исполнение закона Моисеева Самим Спасителем мира. Господь говорит тем, кто, подыскиваясь под Него, искал повода, чтобы обвинить Его в нарушении закона, что Он пришел не нарушить закон, не разрушить, но исполнить его, и ни одна йота, и ни одна черта не пропадет из закона для того, чтобы ее Спасителем мира не исполнить. И поэтому Христос говорит в соответствии с ветхозаветными правилами и законами, чтобы прокаженные пошли и показались священникам. Для этого необходимо было идти в Иерусалим, в Иерусалимский храм, потому что священник должен был освидетельствовать заболевающего этою страшною неисцелимою болезнью человека и вынести приговор, некий вердикт, насколько человек соответствует признакам начинающейся в нем болезни или напротив подтвердить и также засвидетельствовать о том, что человек исцелен от этой болезни, что конечно происходило чрезвычайно редко. Итак, Господь направляет их в Иерусалим, чтобы они у священника засвидетельствовали свою немощь и свою болезнь или последующее за ним исцеление, о котором они просили Спасителя. Они послушливо поспешили туда, куда послал их Господь, и вот по дороге они вдруг к некоему своему священному трепету обнаружили, что их проказа, эти гнойные волдыри и язвы, эти страшные изъязвленные гнилью струпья вдруг перестали существовать на их теле. Они вдруг почувствовали, что их тело обновилось и стало совершенно иным, нежели каким оно было еще совсем недавно. Они обнаружили, что их тело ничем не отличается от тела младенца, ребенка, по чистоте, по здравости, по способности к жизни, и они были совершенно потрясены этим. Каждый из них даже и в мыслях не держал, что это может когда-нибудь наступить, и они естественно побежали в свои домы, совершенно забыв обо всем, и только лишь радость, одна единственная радость наполняла их сердца.

И лишь один из них – самарянин, как об этом говорит сегодняшнее Евангельское повествование, не побежал в дом свой. Вовсе не от того, что у него не было дома и родных и близких, которые бы вместе с ним воскресли, узнав о его исцелении, но его сердце было полно совершенно иным, его сердце было наполнено чувством, без которого не может быть чувства полноценной радости, его сердце было наполнено благодарностью. Никакая радость, никакое счастье, никакое благополучие не может быть полным, не может быть избыточествующим, если в основании его не лежит самое главное и краеугольное, поистине Христоподражательное свойство, которое и отличает человека как свободное, разумное существо от любого другого существа – это благодарность. К сожалению, это свойство не так часто встречающееся, но без благодарности немыслимо и невозможно человеку стать Христовым, и поэтому лишь один, этот самарянин, т.е. иноплеменник, а с точки зрения иудеев человек совершенно чуждый закона, а следовательно, не заслуживающий не только никакого уважения, но даже и самого внимания, именно он оказался благодарным и поспешил ко Христу. Он припал к стопам Спасителя и благодарил Его, Подателя ему здравия. На что Господь вопросил, даже не столько обращаясь к этому благодарному самарянину, сколько произнося эти слова, прежде всего ученикам, которые окружали Его: не десять ли очистилось, да где же девять? Только один лишь этот иноплеменник пришел воздать славу Богу.

Действительно, какой удивительный парадокс. Как нам с вами это свойственно. Мы много раз на эту тему размышляли и говорили, насколько неравномерна мера и степень нашей благодарности в сравнении с тою мольбою, которую мы выражаем к Богу, обращаясь по тому или иному скорбному жизненному обстоятельству. Ведь кто из нас не претерпевал скорбей, болезней, невзгод, несчастий, жизненных потрясений, каких-то безвыходных, как нам иногда казалось, положений, и как мы молимся в эти мгновения, как мы обращаемся к Богу. Мы со слезами просим Бога, чтобы Господь исполнил те или иные наши прошения.

И сколько раз мы получали от Бога благодеяния, и в том числе по своей молитве, а быть может даже и вне ее, не молясь.

Господь нас благодетельствует теми или иными Своими благодеяниями. Мы радуемся, получая все это, но как скудна наша благодарность, когда мы даже в ответ на горячую, слезную, пламенную молитву получаем от Бога просимое в тех или иных жизненных обстоятельствах, и какой, повторяю, скудной бывает наша благодарность. Мы в лучшем случае придем молебен благодарственный закажем, и нам кажется, что этим самым мы с Богом рассчитались, мы как бы сказали Ему то, что должны были Ему сказать.

А надо так благодарить, чтобы наше сердце поистине горело любовью благодарности: Господи, сколь велик Ты в Своей милости к нам! Чтобы мы денно, по крайней мере, денно, уж не говорю нощно, чтобы мы в своем сердце всегда понуждали себя к тому, чтобы благодарность была выражением наших отношений с Богом, прежде всего, именно благодарность. Неслучайно святые Отцы, и мы тоже с вами нередко об этом говорим, они советуют облекать молитву примерно в такую форму: прежде чем о чем-то Бога попросить, ты сначала Его поблагодари за все Его великие, неизреченные, ведомые и неведомые милости и щедроты к тебе обращенные, а потом уже проси Бога, потому что, прежде всего сыновнее сердце должно быть благодарным.

Мы неслучайно с вами своих детей, и это нормальное, естественное, родительское чувство, приучаем сызмальства, чтобы они благодарили своих родителей. Я тысячу раз приводил в пример слова человека, не имеющего никакого отношения к православной Церкви, у одного замечательного и многим известного английского писателя Честертона есть замечательная строчка, где он сказал так: религиозное воспитание в семье начинается не с того момента, когда отец открывает Библию и начинает поучать истинам Священного Писания своего ребенка, а с того момента, когда ребенок приучается говорить «спасибо» маме за вкусно испеченный пирог. Вот с этого начинается религиозное христианское воспитание ребенка в семье, с умения благодарить. Мне однажды один пожилой человек говорил в сердцах, делясь какими-то своими жизненными невзгодами, что все это от того, говорил он, что меня с детства не научили быть благодарным. Это было очень честное признание, и очень немногие могут быть благодарными, независимо от того, к кому бы эта благодарность ни обращалась бы.

В первую очередь, безусловно, она должна обращаться к Богу, жизни Подателю, и к людям, окружающим нас, к родителям нашим, потому что непослушание, дерзость, хамство, наглость, которое встречается во взаимоотношениях детей и родителей, это как раз есть признак черной неблагодарности, чудовищной неблагодарности. К сожалению, мы с вами знаем, что любое зло имеет свою проекцию и некое развитие и, в геометрической прогрессии развиваясь, приносит свои разрушительные плоды уже в новых поколениях. Те дети, которые были неблагодарны своим родителям, они будут пожинать плоды еще большей степени неблагодарности от своих собственных детей.

И вместе с тем плоды добрые, плоды святые, плоды благословенные тоже имеют свое развитие, и даже если Господь и Владыка говорит нам в Евангелии, что подавший чашу холодной воды во имя ученика, и тот не потеряет своей награды, то если мы то или иное благодеяние творим людям окружающим нас, то не только не потеряем мзды своей и награды, но получим нетленные венцы от Господа, потому что Бог, как замечательно сказал один священник, что Бог никогда не останется в долгу у человека.

Действительно, очень необычное, яркое, и даже может кому-то покажется, странное выражение. Мы скажем с вами, ну разве может быть Бог в долгу по отношению к человеку? Это мы в неоплатным, бесконечном долгу пред Богом, но премудрый Соломон, как мы знаем с вами, говорит такие замечательные слова, что дающий нищему, взаймы дает Богови, т.е. тот, кто подает нищему милостыню, как бы это дико не прозвучало, он соделывает этим самым должником Самого Бога.

Бог благоволит вступить в такие отношения с человеком, чтобы быть для него должником, только лишь потому, что человек позволит себе благодетельствовать по отношению к нуждающимся в его благодеянии.

Такой вот буквальный исторический смысл сегодняшнего Евангельского чтения, но он далеко не единственный. Мы знаем с вами насколько Священное Писание, а тем более и в первую очередь Евангелие, многогранно, многолико, многослойно и поэтому ограничиться только лишь поверхностным пересказом прочитанного немыслимо и невозможно, потому что это Евангельское повествование, как, впрочем, и другие имеет и иные смыслы.

В частности, нравственный смысл этого Евангельского повествования заключается в том, о чем мы уже с вами говорили, в благодарности к Богу. За все мы должны быть благодарны Богу, за то, что Бог создал и призвал из небытия к бытию этот мир, который мы лицезреем вокруг себя, что вершиной Своего создания Бог сотворил человека и поставил во главе этого мира, и это тоже не просто повод для благодарности, а повод для присного памятования об этом. Мы знаем, какая величайшая жертва принесена за искупление всего рода человеческого, что так возлюбил Бог мир, говорит святой апостол и евангелист Иоанн Богослов, что и Сына Своего Единородного отдал, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. Это ли не повод? Это не просто повод, а целожизненное обращение в благодарности всего рода человеческого к Богу. Так Бог возлюбил мир, что взошел на Крест и умер за грехи людские. За каждый день, за каждое мгновение жизни мы должны быть благодарными Богу, даже за скорбь, за болезнь, за невзгоды, за все то, что посещает нас в нашей окружающей нас действительности, и благодарность способна воспитать нас быть чадами Божиими. Ничто не способно нас так приблизить ко Творцу и Господу, как благодарное сердце, и это является нравственным содержанием сегодняшнего Евангелия.

Можно два слова упомянуть о так называемом экклесиологическом значении сегодняшнего Евангельского повествования, т.е. о церковном понимании его. Заметьте, что говорит Господь прокаженным: идите и покажитесь священникам, этот завет обращен и к нам с вами. Мы должны идти в храм Божий для того, чтобы показаться тем, кому Господь вручил свою боголюбезную паству, поэтому мы прибегаем в храме к таинствам Елеопомазания (соборования), Покаяния, Причастия, чтобы принять мощное действие благодати Всесвятаго Божьего Духа, столь благотворно действующей на всех нас. Идите и покажитесь священникам, - говорит Господь, и мы с вами, поэтому Христом заповеданному повелению идем в храм Божий, чтобы из рук иерея Божьего принять Благодать Пречистых Таин Христовых.

И, наконец, символическое значение сегодняшнего Евангельского повествования можно объяснить, прежде всего, тем, что вся история рода человеческого до пришествия в мир нашего Спасителя подобна этим десяти несчастным прокаженным людям, которые влачили свое горькое, несчастное, скорбное, многоболезненное существование и только лишь прикосновением Спасителя мира к этим язвам, Который сошел в мир грешныя спасти, человечество восстало, воспряло, преобразилось и стало способным быть наследником той великой радости, которую Бог уготовил любящим Его.

Вот об этом мы сегодня слышали в этом, казалось бы, внешне очень непродолжительном, коротком Евангельском повествовании, но как многое оно способно сообщить благодарному, любящему Христа сердцу человеческому.

Посему, дорогие братья и сестры, будем стяжать эту величайшую, уподобляющую нас Христу добродетель благодарности Богу за все Его ведомые и неведомые, изреченные и неизреченные милости и благодеяния, за скорби, невзгоды и болезни, за радости и утешения, за те или иные Богом дарованные нам действия, которые продиктованы, прежде всего, одной главной Божественной целью - спасти каждого из нас от греха и вечного проклятия, от уз вечной смерти и даровать нам в наследие Царствие Небесное. Царствие, где несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная, где подобает всякая слава, честь и поклонение Единому в Троице славимому и поклоняемому Творцу и Зиждителю, Безначальному Отцу со Единородным Его Сыном и Всесвятым и Благим и Животворящим Его Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь!