Северо-Восточное Московское Викариатство

СОБЫТИЯ

18 ноября 2017 года

Божественная литургия в храме святителя Николая Чудотворца в Толмачах

18 ноября, в субботу 24-ой седмицы по Пятидесятницы, в день 100-летия избрания святителя Тихона, патриарха Московского и всея России на Патриарший...

читать далее
15 ноября 2017 года

Прошел пастырский семинар, посвященный вопросам предбрачной катехизации

15 ноября, по благословению Управляющего Северо-Восточным Московским викариатством епископа Подольского Тихона, в доме причта храма иконы...

читать далее
13 ноября 2017 года

Cостоялась встреча директоров и педагогов воскресных школ

13 ноября по благословению епископа Подольского Тихона, Управляющего Северо-Восточным Московским викариатством, в приходском доме храма...


ПОКАЗАТЬ ВСЕ СОБЫТИЯ

b_200__16777215_00_images_propovedi_Gutorov1.JPGВо имя Отца и Сына, и Святаго Духа.

Сегодня мы с вами, дорогие братья и сестры, за сей Божественный Литургией слышали благоуветливые глаголы Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, Который уподобил Себя сеятелю, сердце человеческое – земле, а слово Божие, живое и действенное, уподобил семени, которое этот Сеятель сеет. Сердце же человеческое было уподоблено разного рода почве.

Одна категория было уподоблена Господом проезжей дороге, которая не способна сама по себе ничего доброго принять в себя, потому что настолько вытоптана ногами, настолько она закоснела и заскорузла, что не способно в эту землю ничего доброго войти. И всё, что бы и с какой целью не бросалось бы, даже с самой благой, всё это превращается в мусор и хлам. Сколько таких дорог, которые мы видим вокруг себя, дорог, которые запакощены окурками, смятыми пивными банками, клочьями газет и всего прочего. Вполне убедительный образ и убедительное сравнение, чему сегодня в наш современный век можно уподобить сердце человеческое. Какого хлама только нет в нашем сердце, какого только мусора в нём нет. И это не оскорбительный образ, не образ, унижающий и уничижающий достоинство человека, а это то, во что мы превратили своё собственное сердце.

Согласитесь, сегодня мы с вами слышали удивительные евангельские слова, Господь в другом месте Евангелия, но именно об этом тоже говорит: блюдите, (т.е. наблюдайте), как вы слышите (т. е. как вы слушаете). Я сегодня ловил себя на мысли, это действительно очень печальное свидетельство, я говорю, прежде всего, сейчас о себе, а не о вас. Верю, что каждый из вас гораздо лучше меня во сто крат. Я же ловил себя на мысли, что моё внимание постоянно разбегается, оно куда-то уходит в сторону, я хочу слушать Слово Божие, но внимание рассеивается. Почему? Казалось бы, банальный, может даже, пошлый пример, простите мне эту некоторую поверхность в рассуждении. Этот образ часто возникает и мне он понятен, я надеюсь, он понятен и каждому из вас. Смотрите, стоит только взять в руки Молитвослов или взять в руки Евангелие, начать Божественные евангельские глаголы слушать или читать, мы тут же осознаем, что мысль разбегается, она уходит в сторону. Мы может быть прочитали, но спроси этого человека (я себя в данном случае имею в виду) и я могу даже не вспомнить, о чём я прочитал, о чём мне сегодня в Церкви говорили. И это ужас, это страшно! Почему подобного не возникает тогда, когда мы, например, читаем какую-нибудь газету, какие-то пустые, абсолютно нелепые, невнятные новости из интернета, когда мы телевизор включаем, – ну что вы, никакие помыслы никуда не разбегаются, мы всецело себя отдаем тому, что пытаются оттуда, из той стороны телевизора нам засунуть в наше сознание. Мы все во внимании, никакой борьбы помыслов здесь даже нет. Почему же так? Я думаю, для каждого из нас ответ совершенно понятен и очевиден, потому что любое слово Божие, прежде всего, предназначено к тому, чтобы пробудить наше сердце и направить его к Богу. Всё остальное – это все пустота, как сказала одна поэтесса: «читатели газет, глотатели пустот», это очень правильное изречение, потому что ничего спасительного газетная стряпня не несёт. Только лишь слово Божие, слово действенное, которое по слову апостола Павла острее меча обоюдоострого, способно пронзить наше сердце и обратить его к Богу. Поэтому Господь уподобляет сердце человеческое дороге, которая утоптана тысячами туда и обратно проходящих людей, подобна бетонке, асфальтовому покрытию. Разве может какое-то зёрнышко доброе привиться на эту бесплодную почву. Сомнительно.

Господь уподобил другого рода почве сердца иных людей. Господь говорит, что у иных людей сердце подобно камню. Камень, припорошенный землею, может на некоторое время и примет это зерно, и оно, быть может, даже попытается пустить корни, но дальше – камень. Разве это зёрнышко способно будет разрушить гранит, и поэтому оно погибает, и именно такому камню Господь уподобляет сердце иного из нас - непробиваемому граниту.

У иных, говорит Господь, сердце подобно земле внешне хорошей и доброй, но там живут и царствуют плевелы, там сорняки и чертополох. И вроде бы это зёрнышко принялось тою землею и пустило свои корни, и даже зазеленело, но сорняки, как паразиты, впиваются в корневую систему этого доброго, святого посеянного семени и погубляют его, потому что они высасывают всё жизнетворное из этого доброго семени. Оно погибает, не успев принести плода. Категория этих человеческих сердец искушается благополучием. Когда мы взамен на спасение своей души предпочитаем то, что вполне осязаемо, то, что вполне реально здесь на земле нас окружающее, и поэтому мы взамен на землю теряем Небо.

Но есть совсем другая почва – плодородная и Господь уподобляет сердца людей, которые с жаждою приемлют слово Божие и приносят добрый плод именно такой земле. Такое сердце подобно земле способной не только вобрать и вместить в себя посеянное Богом семя, но ещё и отдать от себя и принести добрые плоды, которые от каждого из нас ждет Господь. Поэтому плодородная почва человеческого сердца, пусть даже немногих, но приносит плод, иной, как говорит Господь, в 30 крат, иной в 60 крат, иной во 100 крат. И сегодня, воспоминая этот удивительный, всем нам известный евангельский образ, мы вновь рассуждаем в первую очередь о том, чему же подобно наше собственное сердце. Как я слушаю и слышу слово Божие.

Как это часто бывает с каждым из нас (об этом я уже сегодня сказал), что мы, даже не успев выйти из храма, забываем, о чём здесь шла речь. Насколько привычно, обыденно для нас бывает звучащее в храме слово Божие.

Представим себе какие-нибудь семена, внешне они ведь ничего из себя не представляют, какая-то земная пыль, какие-то крупицы, крохи, но каждое из них в себе сохраняет необыкновенную жизнь и стойкую силу. В этих совершенно невзрачных семенах кроются и мощные дубы, и прекрасные, могущественные ели, и прочие культуры и растения, которые в благоприятной благотворной почве способны принести урожай, добрый плод, тому, кто это семя сеет. Какое-то время назад в газетах была заметка об обнаруженном египетском захоронении возрастом около 3 тысяч лет. В то время богатого человека хоронили со всем богатством, поэтому в могиле были обнаружены сосуды с семенами. Их посеяли и, что вы думаете, они проросли и принесли плод. Т.е. 3 тысячи лет нисколько не повлияли на эти семена, чтобы они, посеянные на добрую, хорошую почву принесли тот чаемый от них плод. И если даже Господь земным предметам дает такую мощь, такую власть, такую силу, то, дорогие мои, давайте задумаемся о том, что от нас всех ждёт Господь, если Он сеет не земные семена, не семена какой-то травы, которая сегодня цветёт, а завтра превращается в сено и солому, а сеет семена вечной жизни. И поэтому когда мы с вами так бездарно поступаем с тем, что Господь каждому из нас говорит, то, конечно же, какое мы можем иметь оправдание с вами.

Я был очевидцем проповеди одного владыки, который замечательно сказал так: если Бог нам сказал то, что написано в Евангелии, почему мы живём с вами так, как будто эти слова никогда не звучали? Почему мы живём так, как будто никогда об этом не было сказано? И при этом мы соглашаемся с этим, мы верим, по крайней мере, мы говорим, что мы верим, но почему мы живём совершенно по-другому, совершенно наоборот, чем то, о чём говорит каждому из нас Господь?

Немного таких примеров, к сожалению, но они есть, они яркие, они убедительные, примеров, когда слово Божие так касается сердца человеческого, что человек ничего другого в своей жизни уже не мыслит и не признает. Вспомним мытаря Матфея, автора первого Евангелия. Кто он был? Уже было сказано, он был мытарь, это был человек, который ничего кроме материальной выгоды не хотел и не желал в своей жизни, но проходящий мимо Христос сказал ему: Оставь всё и следуй за Мною, – и он оставил всё и пошёл за Христом, потому что всё остальное уже для него перестало иметь значение.

Или другой соработник этого же мытаря, мытарь Закхей, которому Господь говорит: потщався, слези с древа, на которое взгромоздился, ибо сегодня Мне в дому твоем надлежит быть. И он слез и обо всём другом, что существовало в его жизни и осмысливало его жизнь, он забыл и оставил.

Или апостол Павел, мы знаем с вами, как он о себе сам говорил, называя себя неким извергом, гнавшим Церковь Христову. А Господь ему на пути в Дамаск, явившись, сказал: Савл, Савл, почему ты меня гонишь? Не трудно ли тебе идти против рожна, против истины, против здравого смысла? И этот человек из Савла превратился в Павла и стал великим Богопроповедником, т.е. он так услышал слова, обращенные к нему.

Третьего дня, позавчера Церковь праздновала память преподобной Параскевы Сербской. Однажды это святая угодница Божия как, впрочем, многие другие святые, можно в этот ряд поставить и преподобного Антония Великого, и многих других святых угодников Божиих. Так вот, Параскева будучи богатой девицей, жизнь которой была вполне обеспеченной и состоятельной, придя в храм, услышала слова, которые все мы с вами наизусть знаем. Она услышала слова, которые Господь обратил к богатому юноше: если хочешь быть совершенным, то продай всё своё имение, раздай его нищим и следуй за Мною, и будешь иметь Царствие Небесное. Её так пронзили эти слова, что она, услышав их, буквально их исполнила. Всё что у неё было, она раздала нищим и пошла вслед за Христом.

Мы люди более рациональные, более прагматичные, мы не так пленяемся словами евангельскими, поэтому мы по-другому с вами поступаем. Мы говорим, что, конечно это аллегорично, это иносказательно, это не к нам, но разве можно всё своё имение раздать нищим. Это даже в наше сознание вместиться не способно. А есть особые люди, которые так воспринимают слово Божие, что если Бог сказал, значит, тому и быть, Той рече и быша, Той повеле и создашася.

Или сегодня Церковь празднует святого мученика Лонгина, ради него сегодня мы слышали повествование о страданиях нашего Господа. Это тот самый сотник, его имя не упоминается в Евангелии, но Церковь знает его по имени, это сотник, который командовал сотней воинов при Кресте. Именно ему, этому уже пожилому человеку, Пилат поручил командовать распятием Христа. Именно он отдавал приказ, чтобы прибивали коваными гвоздями руки и ноги нашего Спасителя к Кресту. Для этого сотника это была не первая казнь, он весьма и весьма был усердным и послушливым, и исполнительным военачальником, поэтому любые приказы он исполнял беспрекословно, но он услышал с Креста слова: Отче, в руце Твои предаю дух Мой, – и этих слов было достаточно, чтобы этот человек, когда на его глазах распиналась Правда Божия, сказал: воистину – это Сын Божий. Этих слов было достаточно, чтобы этот беспощадный, жестокий, бесстрашный воин, ни перед какой опасностью не склонявший своей головы, склонил свои колени и колени своего сердца пред Тем, Кто на Кресте сказал: Отче, прости им, ибо не ведают что творят. И из этого страшного и мужественного воина он превратился в последователя Христова. Евангелие об этом не говорит, но существует Предание Священное, которое повествует, что после событий на Голгофе, сотник подал в отставку, но прежде, вместе с теми же воинами, которыми он командовал при Кресте, он был поставлен ко Гробу Христову, где Господь был положен. И вот когда иудеи пришли и давали им деньги, сказав, что этот обманщик, называя так Христа, Он говорил, что воскреснет, поэтому вы скажите, мы вам денег дадим, что пришли Его ученики ночью и похитили Его тело, – сотник отказался, потому что был очевидцем не только распятия Христа, но и Его тридневного славного Воскресения из мёртвых.

Лонгин пошёл в отставку, а поскольку он был родом из Каппадокии, то вернулся на свою родину и там стал благовествовать то, что видел своим собственным очами, он стал проповедовать Христа Распятого и Христа Воскресшего. И вот тогда иудеи, узнав о том, что тот самый сотник, который был при Кресте Христа, проповедует Господа, они испросили у Пилата разрешение его казнить. Это и было сделано, по личному распоряжению Пилата сотник Лонгин был казнён, ему отрубили голову. И как факт совершившегося приказания, эту отрубленную голову принесли Пилату, показав ему голову того, кто некогда послушливо выполнял все приказы своего господина. Пилат распорядился, чтобы эту голову Лонгина, сотника, выбросили в отхожее место, на помойку. Но одна женщина, которая была слепа и, имея лишь единственного поводыря в своей жизни, своего сына, лишилась и его, потому что сын преждевременно скоропостижно внезапно умер, она скорбела и плакала от того, что лишилась всего в этой жизни. И ей после слёзных горячих молитв ко Господу, в которых она сетовала на свою человеческую долю, явился недавно обезглавленный мученик Лонгин, тот самый сотник, который был при Кресте Господа и сказал, что я исходатайствую у Господа и Спасителя исцеления твоих ослепших очес и вместе с тем покажу ту величайшую славу, в которой находится сейчас твой сын. Его слова не разошлись с делом, Лонгин исцелил несчастную женщину от слепоты и показал ей тот Горний мир, ту невечернюю радость, в которой он сам пребывал, находясь у Престола благодати. Эта женщина, прозревшая не только телесными очами, но и очами своего сердца, увидела Горний мир и среди сонмов ликостояний угодников Божиих, она увидела своего единственного сына, которому Христос даровал утешение вечной радости и вечного упокоения с Господом.

Вот мы видим с вами, дорогие братья и сестры, как может человек, чуждый даже элементарной нравственности и порядочности, услышать слово Божие. Услышать так, что оно войдёт вглубь его сердца, и это слово Божие перевернет, преобразит всё существование самого человека, как это произошло с ныне празднуемым мучеником Лонгином при Кресте Господне.

Сегодняшнее евангельское повествование всем нам с вами, дорогие братья и сестры, говорит, каким наше сердце должно быть и должно стать, как оно должно воспринимать глагол Божий, не как просто некую привычную поверхностную информацию, которую мы привычно слышим за каждым Богослужением, а чтобы то слово, которое Господь нам говорит в Евангелии, чтобы оно действительно, подобно мечу обоюдоострому, пронзило наше сердце, чтобы мы с вами, каждый из нас сказал себе, что невозможно жить дальше так, как я сейчас живу, совмещая и грех, и праведность, и в Церковь, ходя, и не гнушаясь греха и беззакония. Господь говорит, что невозможно служить двум господам. Это немыслимо и неспособно ни одному из нас, и если мы пытаемся и миру, и Господу служить, то невозможно это применить во всецелое единство, потому что Господь говорит нам в Священном Писании, что дружба с миром – эта вражда против Бога. А мы все дружим с миром, мы все заискиваем перед ним, мы пытаемся не отличаться от окружающих нас людей, и потому мы не можем по-настоящему служить Богу, как бы нам этого не хотелось.

Поэтому, дорогие братья и сестры, примеры названных сегодня святых, должны бы стать для всех нас примером для подражания. Не беспечно, не походя, воспринимать все эти примеры как нечто уже много раз слышанное и всем уже известное, а как то, что способно и наше с вами сердце и нашу с вами жизнь изменить и по-настоящему научить тому, как должно внимать каждому евангельскому слову, обращенному к нам.

Помолимся, дорогие братья и сестры, о том, чтобы наши сердца не были подобны проезжей дороге, о которой сегодня говорил Господь в Евангелии, чтобы наше сердце не было подобно камню, бесчувственному и не способному ни на что реагировать, чтобы наше сердце не было подобно тому полю, которое было замусорено чертополохом, сорняками и плевелами, чтобы всё это не способно было бы погубить то доброе, что в каждом из нас Богом посеяно. Помолимся о том, чтобы наше сердце стало тою доброю почвою, которая способна вместить в себя слово Божие и принести добрый, благой плод, который от каждого из нас Господь чает, молитвами святого мученика Лонгина и всех, от века Богу потрудившихся в святости и благочестии. Аминь.