Северо-Восточное Московское Викариатство

СОБЫТИЯ

23 октября 2017 года

Епископ Тихон принял участие во встрече с мэром г. Иерусалим

В понедельник, 23 октября в Иерусалиме продолжились торжества по случаю 170-летия основания Русской Духовной Миссии. Утром В Муниципалитете...

читать далее
23 октября 2017 года

Праздничный вечер в Иерусалиме

В воскресенье, 22 октября, в рамках торжеств, посвященных 170-летию основания Русской Духовной Миссии, в концертном зале гостиничного комплекса...

читать далее
23 октября 2017 года

Епископ Подольский Тихон сослужил Патриарху Иерусалима и всей Палестины Феофилу III

В Иерусалиме продолжаются торжества, по случаю 170-летия основания Русской Духовной Миссии. На третий день,  22 октября в Троицком соборе...

читать далее

ПОКАЗАТЬ ВСЕ СОБЫТИЯ

b_200__16777215_00_images_propovedi_Gutorov.jpgВо имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Сегодня, мы с вами, дорогие братья и сестры, в сию четвёртую неделю Великого поста празднуем память великого во святых угодника Божьего преподобного Иоанна Лествичника. В течение этого семинедельного поприща, этой святой Четыредесятницы Церковь избирает нескольких угодников Божиих, которые являются своего рода маяками, духовными ориентирами, благодаря которым мы способны не напрасно провести это святое и благословенное время. Конечно же, среди прочих имён чаще всего звучат имена преподобного Ефрема Сирина, святителя Андрея Критского, творца канонов, и вместе с тем есть всего-навсего три воскресных дня среди названных семи седмиц, которые наименованы именами конкретных святых угодников Божиих.

Вторая неделя посвящена празднованию памяти святителя Григория Паламы, две недели назад мы, Богу содействующу, говорили об этом великом угоднике Божием.

Следующая седмица, пятая неделя Великого поста, будет усвоена памяти величайшей угоднице Божией, подвижнице благочестия, преподобной Марии Египетской, а сегодняшний воскресный день, празднует и прославляет память преподобного Иоанна Лествичника. Мне подумалось сегодня, что величание, которое всегда поётся в день преподобных угодников Божиих, как никогда и как никому особенно усвоено этому дивному угоднику Божьему: Величаем тя, преподобне отче наш Иоанне Лествичниче, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов. Привычные слова, мы с вами их очень часто произносим по отношению ко многим преподобным, просиявшим подвигами чистоты, безмолвия, молитвенного созерцания, дивного предстояния Богу, но мне кажется сегодня, хотя мы и не пели этих слов во всеуслышание всей Церкви, но какие это замечательные слова: «наставниче монахов и собеседниче ангелов». Удивительные глаголы, они, повторяю, подчёркиваю и даже настаиваю на этом, они как-то особенно касаются сегодняшнего угодника Божьего.

Почему именно ему Церковь сегодня устроила память? Святых ведь тысячи, их невозможно сосчитать, и вместе с тем, всего трёх угодников Божиих Церковь избирает в течение этого святого благословенного времени поста и воздержания. Я не буду говорить о других угодниках Божиих, об одном из них, повторюсь, мы с вами уже говорили две недели назад. Ещё об одной угоднице Божией, сегодня наименованной, с Божьей помощью доживём, будем говорить через неделю. А вот говоря о преподобном Иоанне Лествичнике, конечно же, каждый из здесь присутствующих может ответить на этот вопрос, почему именно ему эта седмица усвоена, почему его святая память так особенно чтится и прославляется. Прежде всего, по его удивительному труду, который он оставил после себя, по тому величайшему наследию, которым мы, как неким сокровищем, пользуемся по его книге, именуемой «Лествица». На русском языке перевод почти тот же самый, но как-то более банально, более примитивно звучит слово «лестница», как будто какая-то стремянка или ещё тому подобное. А лествица по-славянски звучит возвышенно, я бы сказал, несколько восторженно, как, впрочем, и весь славянский язык. К слову говоря, проходя мимо этой мысли, скажем в адрес тех, которые ратуют за перевод на так называемый русский язык нашего дивного богослужебного наследия. Да разве можно их сравнить вообще? Вот то, что мы сейчас называем русским языком, это даже не язык, то, чем мы с вами выражаем свои мысли, это некий жаргон, это некий сленг. Подлинный, настоящий русский язык, помните, которым восхищался Тургенев, и мы учили эти слова в своё время наизусть: «О великий, могучий, прекрасный русский язык…». А о каком языке идёт речь? О том, на котором мы сегодня с вами разговариваем? Отнюдь нет, а о том языке, на котором имеет честь изъясняться Церковь Христова, то есть тот язык, который мы сегодня называем славянским языком, вот он поистине, боговдохновенен, поистине способен выразить те удивительные глубины Богословия, которым пытается Церковь объяснить человеку путь, ведущий на Небо.

Так вот труд, который оставил после себя преподобный Иоанн, потому так и названный Лествичником, называется «Лествицей». Это та самая лествица, которая восходит от земли на небо и способна вознести каждого желающего идти этим святым путём. И мы с вами, дорогие братья и сестры, призваны благодаря именно этому дивному наследию быть причастниками жизни вечной. Неслучайно апостол Павел говорит всем нам, и мы с вами неустанно произносим эти слова, что все мы здесь на земле странники и пришельцы и взыскуем Отечества Небесного, и к этому Небесному Отечеству, которое является нашей родиной, нашей отчизной, Церковь пытается из этого греховного земного плена каждого из нас вознести и соделать его причастником вечной радости с Богом и святыми угодниками Божиими.

Я сейчас произнесу слова очень страшные, слова, которые могут повергнуть даже в некое уныние того или иного человека, но пусть эти слова прозвучат, ибо они весьма и весьма важны, это свидетельство нашего русского святого, относительно к нам близкого по времени, в сравнении с преподобным Иоанном Лествичником, который жил в седьмом столетии после рождества Христова. Святитель Игнатий Брянчанинов, почти, что наш современник, потому что жил во второй половине девятнадцатого века, так вот он произнёс очень категоричные, я повторюсь, очень страшные слова, он сказал так: «Если человек не читает Святых отцов, то он не спасётся». Вслушайтесь в эти слова, если мы с вами не читаем Святых отцов, то по мысли угодника Божьего, мы не спасёмся. Почему? Потому что, не назидаясь на благоуветливых глаголах святых угодников Божиих, мы не способны понять подлинный, настоящий путь, ведущий ко спасению. Всё это может просто превратиться в поверхостное восприятие того, чем обладает, что дарует нам Церковь Христова.

Дорогие братья и сестры, мы иногда говорим с вами: я ничего ровным счётом не понимаю, предположим, открывая книгу преподобного Исаака Сирина, как будто я в дремучем лесу. Заметьте, это верующие, церковные люди позволяют себе говорить. Открывают ту же «Лествицу» преподобного Иоанна, и говорят: я ничего ровным счётом там не понимаю, – о чём это говорит? Это говорит о том, настолько мы далеки от того образа жизни, о котором говорят избранники Божии. Неслучайно, Господь в Евангелии всем нам говорит, что невозможно работать двум господам, потому что если работать двум господам, Богу и маммоне, т.е. миру сему, подобно некоему легкомысленному персонажу из средневекового водевиля «Слуга двух господ», то невозможно услужить двум, ибо об одном будем нерадеть, а другому пытаться услужить. Поэтому нужно кого-то одного избрать.

Мы понимаем, что выбора нам с вами не остаётся, разве мы можем сказать Богу следующие слова: нет, не могу я Тебе служить. Ведь наша христианская совесть говорит нам о том, что мы не можем служить этому миру, но страсти наши, которые настолько в нас развиты, они корнями держат нас на этой земле, корнями вросли в эту землю. Я прошу прощение за сравнение, к сожалению, очень напрашивающееся. Вы конечно знаете, есть такое существо в животном мире, это свинья, которому анатомически не дано поднять свои свиные глазки к небу, она просто так устроена, понимаете, она только под ноги может смотреть с тем, чтобы своим рылом изыскивать себе пропитание. А вот так, чтобы поднять свою голову к небу и увидеть этот необыкновенный небесный небосвод, ей это анатомически несвойственно. Но неужели мы себя уподобляем этому существу, которое себе только под ноги смотрит, которое снискивает питание здесь на земле, живёт исключительно только земными интересами. Человек Богом так создан, устроен точно также анатомически, что ему свойственно вперёд себя смотреть, выше себя смотреть, на небо обращать свой взор, не под ноги себе только лишь глядеть, а взирать на небо, понимая, Кто над ним и где его небесное отечество, где его настоящая родина. Вот именно сегодня преподобный Иоанн Лествичник говорит, что туда на Небо должны быть устремлены все наши взоры.

Мы с вами слышим за каждой Божественной Литургией слова Евхаристического канона: «Горе имеем сердца». Горе, т.е. к небу, ввысь имеем свои сердца. Вот туда должны быть все наши побуждения устремлены, туда должно всё наше существо стремиться, тому горнему миру, к нему должно быть всё устремлено. Преподобный Иоанн Лествичник рассказывает нам в этом дивном творении своём о том, что есть своеобразные ступени у этой лествицы, преодолевая которые, человек сможет стать гражданином неба. Каждая из ступеней этой лествицы - это есть добродетель, и не возможно, перепрыгивая с одной ступени на другую, достичь вершины её, а постепенно. Обыденное слово постепенно, по-славянски – поступенно, поступенчато, т.е. восходя от одной ступени, преодолевая другую ступень, мы восходим от силы в силу к этому горнему наследию, Богом нам уготованному. Приобретая в своей жизни добродетель, мы сможем быть наследниками вечной радости, ради которой Господь создал всякого из нас.

Я неслучайно держу книгу преподобного Иоанна Лествичника в своих руках, я хотел бы посоветовать всем вам, дорогие братья и сестры, Великим постом её прочитывать. Повторяю, что это не самое лёгкое чтение, но требующее усилия, требующее внимания. Конечно же, на пути чтения этой книги наши глаза будут закрываться, спать будет очень хотеться. Почему? Да потому, что кому-то очень хочется, чтобы мы не читали эту книгу. Почему нам с вами тяжело молиться? Представьте себе, как ты стоишь перед начальником. Каждый из нас работает в какой-то своей занятости, у нас есть начальствующий, и как мы перед ним стоим, мы что, зеваем, чешемся, мы на что-то отвлекаемся? Мы так молимся Богу, но мы не так стоим перед своим начальником, перед обыкновенным человеком, таким же, как мы, только наделённым определенными полномочиями. Мы бываем подобострастны, бываем чрезвычайно уважительны, бываем иногда даже лицемерны, нам самим бывает противно от того, что мы лицемерим, мы понимаем, что мы так об этом человеке не думаем, но мы вынуждены себя так вести, потому что, попробуй по-другому себя с ним вести, попробуй чесаться, попробуй зевать, попробуй, не слыша себя высказывать свою просьбу, обращенную к нему, – да никто себе это не позволит. Мы человекоугодники, перед Богом мы можем как угодно себя вести, мы можем вообще не помолиться.

Но вернемся к преподобному Иоанну Лествичнику. Даже если тебе тяжело читать святых отцов, повторяю, лёгким это чтение не может быть, это ни какая-то газетная попса, извините меня. Неуместно это имя здесь, но некогда Марина Цветаева сказала: «Читатели газет, глотатели пустот». Это о нас с вами, мы привыкли глотать пустоту, просто какую-то информацию потреблять. Поэтому серьёзное, глубокое, настоящее, подлинное нам очень тяжело дается, потому что это труд. Так вот попробуйте, думаю, что кто-то пытался, кто-то прочитал. И как непросто читать святых отцов, но это необходимо. Вернёмся к мысли, которая уже сегодня прозвучала, о том, что если мы не читаем святых отцов, то мы с вами не спасёмся.

Как же мы можем знать этот путь, ведущий к небу, он вовсе не ограничивается тем, о чём мы в прошлое воскресение с вами говорили, кому какую свечку поставить, не в этом заключается наше духовная жизнь, а как очистить свою душу, как освободить её от греховных страстей и беззаконий, кому-то покажется, и наверняка это справедливо, что святые отцы, в частности Иоанн Лествичник, говорит о монашествующих, о тех, кто избрал путь, ведущий на небо через обеты, воздержания, целомудрия, нестяжательства, отречения от мира. Мы говорим, что здесь, в нашей приходской реальности, все мы являемся людьми мирскими, мы облечены семейными обязанностями, тем, что мы связаны с миром, потому что работаем в нём, и так далее, и тому подобное. Как же быть нам? Хотя все добродетели, которые перечисляет преподобный Иоанн Лествичник, они одни и те же и для монашествующих, и для мирских, потому что вера, надежда, любовь, это всё то, что касается каждого из нас, без исключения. Но вместе с тем, мне, конечно, бы стоило сегодня, вместо того, что я сейчас так говорю, просто взять ваше внимание ещё часа на три, привлечь к себе и просто прочитать «Лествицу», а вы бы её слушали. Но, наверное, мне бы не хватило сил для этого, и я просто приведу одну лишь небольшую фразу, одно лишь небольшое слово прочитаю вам, потому что пересказывать не смею, это будет совершенно бездарно и невозможно. Давайте мы послушаем о том, что преподобный говорит по отношению не к монашествующим, а к мирским, то есть к нам с вами. Вслушайтесь в эти слова: «Некоторые люди, – говорит Иоанн Лественичик, – нерадиво живущие в мире, спросили меня, говоря: как мы, живя с жёнами и оплетаясь мирскими попечениями можем подражать житию монашескому? Я отвечал им: всё доброе, что только можете делать – делайте, ни перед кем не возноситесь, ни к кому не имейте ненависти, не оставляйте церковных собраний, к нуждающимся будьте милосердны, никого не соблазняйте, не касайтесь чужих лож, будьте довольны своими жёнами (и будьте довольны своими мужьями), если так будете поступать, то недалеко будете от Царствия Небесного».

Поразительные слова! Т.е. ничего не нужно изобретать, оставайся совестливым, целомудренным, добродетельным, милосердным, и вместе с тем имей сокрушение о своих грехах, видь себя последним из всех живущих на земле, вот тогда недалеко будешь от Царствия Небесного. Поэтому эти книги не только для монашествующих. Мы иногда даже зеваем и нехотя отмахиваемся, что это для подвижников синайских и нитрийских пустынь, монахов Троице-Сергиевой Лавры, или каких-то других монастырей, нам, мирским людям, это совершенно не по силам. Это по силам всем и каждому. Сохранять верность своей семье, это по силам каждому? По силам каждому. Быть милосердным, по силам каждому? По силам каждому. Сокрушаться и каяться в своих грехах кому не по силам? Всем по силам. Вот об этом говорит Иоанн Лествиничек, именно к этому каждого из нас призывает.

Поэтому, дорогие братья и сестры, я просто вам советую прочитывать эту книгу, сколь бы тяжела она не была, в течение поста Великого. Это замечательное творение, пусть половину мы не поймём и не примем, потому что, быть может, там есть такие примеры, которые нам просто невозможно вместить в своё сознание. Например, он рассказывает о так называемой темнице, темница это такое место, заметьте, которое сами избрали люди, которые вели прежде поганую, порочную, распутную, греховную, блудную жизнь, вот они, придя в монастырь и осознав меру своего беззакония перед Богом, они приходили к игумену и говорили: ты нас, отче, не в монастырь прими, а куда-нибудь подальше, потому что по своим грехам мы не заслуживаем общежительного монастырского жития. Вот у них существовала так называемая темница, там был такой устав, где люди вообще почти, что не спали, они были подобны теням, напоминающих просто мертвецов, потому что таков был подвиг их воздержания и даже самоистязания. Нам сегодня это не понять, не постичь, но люди воспринимали это для себя как величайшую милость Божию и то, что Господь не отверг их, а дал им возможность покаяния и спасения. Быть может, что-то мы и не поймём, не примем сегодняшним современным взглядом, но это будет только часть этой книги, а всё остальное, это будет так, как будто про каждого из нас написано, поверьте.

Ещё половина поста впереди, ещё целых три недели, ведь мы так долго к этому настраивались, те же самые три недели Церковь нас готовила, чтобы мы по-настоящему приняли это святое время, а мы с вами не успели оглянуться, всего-навсего три недели впереди, и там уже Пасха. То есть всего ничего, следующая неделя тоже праздничная, там будет Благовещение, а там уже и Страстная. Да мы с вами оком повести не сумеем, как уже пролетит это святое время. Мы больше с вами говорили, как подготовиться к этому святому времени, нежели самое время, которое так моментально пролетело. Но оно ещё есть, оно ещё в наших возможностях и способностях. Поэтому, дорогие мои, постарайтесь эту книгу приобрести и прочитать, уверяю вас, даже если вы несколько строчек прочтете. Кто не понял того, что я вам прочитал? Конечно же, все поняли, все прекрасно понимают, о чём идёт речь, я думаю, что и многое другое из в ней находящегося мы примем к своему сердцу.

К слову говоря, преподобный Иоанн говорит так: есть люди разных характеров, разного темперамента, вот один человек рождается таким добродушным, очень милым, добрым, отзывчивым, это просто свойство его характера, а другой человек рождается очень резким, вспыльчивым, гневливым, податливым на гнев. Никакой награды кто добрым родился и нет, он такой и есть - беззлобный неконфликтный человек. А вот тот, кто родился конфликтным, злобным, раздражительным, но он борется с собой, вот тому награда гораздо больше от Бога, понимаете?

Мы все очень вспыльчивы, раздражительны, гневливы, горды, себялюбивы, завистливы и так далее, но если мы боремся с этими страстями, которые практически каждому из нас без исключения свойственны, вот тогда нам от Бога награда будет великая, потому что мы боремся с грехами, со страстями, которые в нас живут и пытаются нас подавить, но мы им сопротивляемся, мы с ними не соглашаемся, мы с этими грехами не смиряемся, а пытаемся каяться в них, сокрушаться пред Богом и бороться и побеждать их, вот такому человеку, говорит преподобный Иоанн Лествичник, величайшая награда на Небесах.

Поэтому, дорогие братья и сестры, будем стремиться восходить по ступеням этой лествицы на Небо, побеждая те грехи, которые свойственны каждому из нас. Если же у нас не хватает собственных сил для препобеждения этих страстей, а у нас их, конечно же, не хватает, то будем Бога просить, будем взирать на тех угодников Божиих, которые прошли этот путь, взошли по этой лествице, и которые сами будучи искушенными, могут и нам грешным, немощным, слабым помощи. Аминь.

Теги: