Северо-Восточное Московское Викариатство

СОБЫТИЯ

15 ноября 2017 года

Прошел пастырский семинар, посвященный вопросам предбрачной катехизации

15 ноября, по благословению Управляющего Северо-Восточным Московским викариатством епископа Подольского Тихона, в доме причта храма иконы...

читать далее
9 ноября 2017 года

Прошел семинар, посвященный протестантским и постпротестантским сектам

9 ноября по благословению епископа Подольского Тихона, Управляющего Северо-Восточным Московским викариатством, в храме иконы Божией Матери...

читать далее
6 ноября 2017 года

Осенняя сессия Конференции православных епископов Австрии

В понедельник 6 ноября в Вене начала свою работу осенняя сессия Конференции православных епископов Австрии, в которой принимает участие...

читать далее

ПОКАЗАТЬ ВСЕ СОБЫТИЯ

b_200__16777215_00_images_propovedi_Gutorov.jpgВо имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Апостол Павел говорит о том, что ему нечем хвалиться, кроме как Крестом Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. Если первоверховный апостол не находит ничего вокруг себя, чем можно было бы хвалиться, кроме как Крестом Спасителя, о чём мы с вами можем говорить, о каких иных житейских похвалах, смыслах и целях мы можем с вами рассуждать, кроме как о том, к чему призывает нас богоглаголивый апостол Павел.
В сегодняшнем литургийном апостольском послании он произносит замечательные слова, призывая всех приступить к Христовой благодати. Христовой благодатью он именует именно Крест, заметьте, какою славою облекает святой богоглаголивый апостол Честный и Животворящий Крест. Казалось бы, до определенного времени позорнейшее и срамнейшее орудие смерти, ничего более постыдного, страшного, чудовищного, бесчеловечного человечество не изобрело, впрочем, эта мысль не просто пришедшая на ум, это слова современника того времени, когда эта смерть, смерть на кресте, была вполне узнаваема и очень распространена, эти слова произнёс Цицерон, небезызвестный римский адвокат, который говорил, что, действительно, человечество ни в чём более не преуспело в смысле жестокости, нежели в изобретении смерти на кресте.

Именно эту смерть избирает Христос, позорную, постыдную, которой гнушались и самая мысль о которой вызывала ужас, даже брезгливость у людей, потому что ей подвергали самых отъявленных, самых невозможных, перешедших всякую грань человеческого понимания преступников. Человечество ничего другого не могло предложить своему Творцу и Создателю, кроме как этой позорной, постыдной смерти на Кресте, но с самого момента вознесения Христа на это древо Крестное, оно стало Престолом благодати, о котором говорит апостол. Поэтому сегодня мы не ужасаемся Крестом, как чем-то постыдным и невозможным, а воспринимаем это как величайшую святыню, как Престол, на котором благоволил воссесть Спаситель мира, точнее будет сказать не воссесть, а вознестись на этот Крест, на этот Престол, чтобы Своими распростёртыми на нём объятиями, ибо это прежде всего напоминает положение тела Христа на Кресте, призвать всех нас в объятия Отча. Именно этим для нас является Крест, и посему с такою славою, с такою честью, с таким благоговением мы с вами ежегодно износим в середине Великого поста миролюбезное Древо Крестное.

С одной стороны значение Креста, как величайшая слава, как величайшая честь, как поистине Престол благодати, на котором благоволил почивать Спаситель мира, Господь наш Иисус Христос, но есть иное значение, данное в сегодняшнем Евангельском повествовании. Как замечательно, что Священное Писание сочетает эти два совершенно самостоятельных, можно так выразиться, понятия или представления о Кресте. Апостол Павел превозносит его как Престол благодати, а святой евангелист Марк, в устах которого сегодня мы слышали благоуветливое Евангельское повествование, говорит нам о том, что тот, кто не возьмёт креста своего и не последует вслед за Христом, тот недостоин своего Господа. В этом Евангельском благовестии мы видим совершенно иное значение Креста, Креста как орудия тех скорбей, тех жизненных испытаний, которые каждый последователь Христов должен брать на себя, не просто как вынужденное условие его спасения, а принимать эти скорби с радостью, с благоговением, принимать их с благодарностью к Богу. Вот только лишь тогда христианин по праву может называться этим величайшим именем, именем своего Бога, распятого и воскресшего Христа.

Поэтому, дорогие братья и сестры, мы сегодня с одной стороны говорим о Кресте, как о величайшей славе, как о величайшем достоинстве, как о том, кроме чего нечем хвалиться здесь в поднебесной, по уже приведенному слову апостола. С другой стороны, мы говорим о Кресте, как о том непременном условии сораспятия каждого из нас своему Господу, потому что те жизненные испытания, болезни, скорби, невзгоды, какие-то жизненные потрясения, всё это неслучайно, всё это имеет величайшее значение для каждого из нас. Это причащает каждого из нас тому Божественному Носителю Креста, Который сегодня возлежит изображением Своего распятия на этом Крестном Древе.

Мы говорим об этом очень часто, мы говорим, что у каждого из нас есть свой жизненный крест. Все эти жизненные испытания, они многоразличны и многообразны, но вместе с тем Господь каждому из нас даёт ту меру, которая необходима и непременна для него и для его спасения, прежде всего. Поэтому не будем, дорогие братья и сестры, придаваться унынию, малодушию и маловерию от того, что нашу жизнь посещают те или иные испытания. Мы должны их воспринимать как благословение Божие и принимать их нужно так, как если бы мы из рук Самого Господа принимали бы это, потому что многими скорбями, как сказано в Евангелии Спасителя мира, надлежит нам войти в Царство Небесное. Путь Христа - это путь христианина, мы всегда об этом с вами говорим и неустанно будем об этом свидетельствовать, что если есть Крест в нашей жизни, значит, есть Воскресение, если нет Креста, значит, жизнь бессмысленна, бесценна, она приводит в тупик.

Вчера за вечерним богослужением был торжественно, велелепотно изнесен из Алтаря Крест Господень, и сегодня мы, воспоминая события, связанные со страданиями нашего Господа, совершая земное поклонение пред миролюбезным Древом Крестным, воспевая «Кресту Твоему, поклоняемся Владыко и святое Воскресение Твоё славим», мы исповедаем то, что Господь так возлюбил нас, что и Сына Своего Единородного отдал на смерть, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. В этом смысле наше отношение ко Кресту, к распятому за нас Спасителю мира должно быть тоже вполне ясным и для каждого из нас понятным.

Очень часто мы видим с вами, когда люди приходят в храм как в некое бюро добрых услуг. Часто можно услышать следующее (будем снисходительны к этому), но по большому счёту внутри коробит сам вопрос, когда человек спрашивает: скажите, какой иконе мне поставить свечку, чтобы мне на работу благополучно устроиться, или какой иконе помолиться, даже затрудняюсь применить здесь какую-то формулировку – то есть не Богу, а какой иконе помолиться, какой иконе свечку поставить, или какой иконе послужить молебен, чтобы мне удачно выйти замуж, или в институт поступить, или ещё что-нибудь. Я не знаю, с одной стороны, хорошо, что человек приходит в Церковь, какой бы жизненной потребностью это не было бы продиктовано, но давайте мы с вами на одну секунду, на мгновение остановимся на том, что было сказано, и перенесёмся на другую плоскость восприятия того, чем для нас является Церковь и храм Божий.

Вспомним необозримый сонм святых новомучеников и исповедников Церкви Русской. Было такое чудесное, замечательное, общеизвестное откровение преподобному Серафиму Саровскому. Однажды, преподобный батюшка Серафим увидел землю русскую, представьте себе, географически даже, всю Русь святую, объятую дивным, благоуханным кадильным дымом, и он спросил того, кто открыл ему это видение, что оно означает? И получил следующий ответ: это молитвы будущих русских святых, которыми объята вся русская земля. Мы помним с вами слова в восьмой главе Книги Откровения Иоанна Богослова, который говорил и свидетельствовал о том, что молитвы святых, подобно благоуханному огню, благоуханному кадильному дыму возносятся ко Престолу Вседержителя. О каких будущих святых в этом откровении шла речь, конечно же, о неисчислимом сонме святых новомучеников Церкви Русской, тех сотен тысяч и даже миллионов мучеников, страдальцев Христовых, которые погибли насильственно в годы безбожного лихолетья, советского лихолетья. Их святые молитвы подобны благоуханному кадильному дыму, возносимому к Престолу Божиему.

Вспомним святых угодников Божиих, они умирали за Христа, они умирали за Церковь. Прихожане в храме в то время знали, что в любой момент могут прийти в кожанках чекисты и забрать их священника из Алтаря, как это часто бывало. Некоторые чекисты ждали окончания службы, а другие демонстративно, нагло, бесцеремонно чуть ли не через царские врата входили в Алтарь, что называется, брали под белые рученьки и уводили. Прихожане, которые стояли в храме, прекрасно знали, что больше они своего батюшку, не увидят, потому что на «воронке» увезут, и никто не узнает, где могилка его. А потом епископ подходил к псаломщику и говорил, будешь священником, рукоположим тебя, потому что священника увезли и больше никогда мы о нём не узнаем и не услышим, псаломщик, понимая, к чему его епископ призывает, то есть к тому же смертному уделу, понимая всё это, говорит: да, владыко, благословите, буду священником. И становился священником, а через год и его, точно так же, забирали и увозили неизвестно куда, куда-нибудь на Бутовский полигон, там и расстреливали.

Вот эти люди приходили в храм не для того, чтобы свечку поставить, чтобы у меня в жизни всё благополучно складывалось и устраивалось, а умирали за Христа, ради Господа. Я прошу прощения за пример, который хочу привести. Один московский священник, очень известный, я не буду называть его имени, может быть по интонации многие поймут, о ком идёт речь, в свойственной ему экспрессивной манере сказал: представьте себе, скажем, вечером в субботу по телевизору объявят, дорогие товарищи, или как угодно, дамы и господа, всем тем, кто завтра пойдёт в Церковь, после службы головы отрубят. И он говорит, что в храм никто утром не придёт, или придут те, которые не смотрели телевизора. Потому что мы слабые, мы скудные верою, скудные духом, и нам действительно очень трудно понять тот подвиг, который приняли на себя эти страстотерпцы Христовы, безбоязненно, мужественно, причём не картинно, не напоказ, может даже в какой-то одиночной камере умирали за Христа и свидетельствовали верность Ему там. Знаете, есть такая поговорка, что на миру и смерть красна. Когда тебя окружают люди и ты, конечно же, можешь красиво умереть, потому что есть, кому оценить, а если некому оценить, когда ты один в этом застенке на Лубянке, предположим, и тебя эта «тройка» избивает, а потом фиксируют твоё отречение или неотречение. И когда эти люди оставались верными Господу, никто из окружающих не мог по достоинству оценить их подвига, но они всё равно оставались верными Христу.

Сегодня мы и их Крест чтим и прославляем. Эти люди действительно заслуживают того, чтобы быть теми жизненными ориентирами, с которых можно и должно брать пример в своей жизни. Нам, по милости Божьей, потому что Господь каждому даёт в меру его сил, в меру его веры испытания и жизненные скорби, Господь дал такое спокойное время. Поэтому, дорогие мои, когда мы претерпеваем какие-то жизненные невзгоды, какие-то болезни, – зуб у меня, предположим, болит, а иной раз мне и жить от этого не хочется, я так начинаю унывать, роптать, почему у меня зуб болит. Так вот это несопоставимые вещи, то о чём я сейчас говорил, когда люди за Христа умирали, и когда я из-за ничтожного, ну не знаю, мозоля на мизинце, места себе не нахожу, и жизнь мне не мила становится. Это же совершенно даже сравнивать и сопоставлять нельзя. Поэтому Господь каждому из нас даёт свою меру переживаний, страданий и болезни. Поэтому, чем бы Господь нас не посещал в нашей жизни, мы должны с благодарностью это принимать, какие бы ни были в нашей жизни испытания: больные дети, больные родители, какие-то другие жизненные испытания. У человека работы нет, ну потерпи, ради Христа потерпи, потрудись, не унывай, не скорби, Господь воздаст тебе за твоё терпение.

Святитель Иоанн Златоуст говорит, что если христианин с благодарностью терпит болезнь, то его подвиг усваивается подобно подвигу мучеников. Давайте мы услышим, расслышим эти слова, если мы что-то терпим в жизни, не будем опускать руки, беспомощно и бессильно, а будем сами за всё благодарить Бога, ибо Господи, такова Твоя святая воля. Бог дал, Бог и взял. Поэтому, Господи, слава Тебе за всё. Нужно научиться благодарить Бога за то, что мы с вами имеем, и научиться благодарить за то, чего мы не имеем, а нам, может быть, очень хотелось бы это иметь. То есть нужно научиться доверять Богу, потому что всё, что мы от Бога имеем и чего не имеем, это всё направлено, прежде всего, к одной единственной цели – исцелению, спасению нашей с вами души. И это мы называем Крестом, это то, что мы называем взять на себя крест и следовать вслед за Господом, неся свой жизненный крест, своё жизненное испытание и свою жизненную ношу.

Молитвенно желаю, чтобы все мы с благодарностью принимали то, чем бы Господь нас в нашей жизни не посещал. Не унывать, не отчаиваться, не малодушествовать, не опускать беспомощно руки, не роптать тем более, потому что по слову святоотеческому за ропот, который, к сожалению, нам всем свойственен, посылаются ещё большие скорби, еще большие испытания, а за всё благодарить, и через это наш с вами жизненный крест поистине соделается тем крестом, на котором мы с вами сораспинаемся нашему Господу, а через это сораспятие, веруем и несомненно уповаем, совоскреснем Ему для жизни вечной и Царствия Небесного. Аминь.

Теги: