Северо-Восточное Московское Викариатство

СОБЫТИЯ

14 августа 2017 года

Божественная литургия в храме святителя Николая Чудотворца в Хамовниках

14 августа 2017 года, в праздник Происхождения (изнесения) Честных Древ Животворящего Креста Господня, день памяти семи мучеников Маккавеев,...

читать далее
6 августа 2017 года

День памяти св. блж. Матроны Анемнясевской

28-29 июля по благословению епископа Подольского Тихона, Управляющего Северо-Восточным Московским викариатством, в храме Рождества Пресвятой...

читать далее
29 июля 2017 года

Выездное совещание по вопросам строительства православных храмов

В субботу 29 июля состоялись объезд и выездное совещание по вопросам Программы строительства православных храмов на территории...

читать далее

ПОКАЗАТЬ ВСЕ СОБЫТИЯ

b_200__16777215_00_images_propovedi_Gutorov.jpgВо имя Отца и Сына и Святаго Духа.

В сегодняшний воскресный день, дорогие братья и сестры, являющийся попразднством великого торжества Богоявления Господня, мы слышали Евангельское повествование, где Господь вспоминает слова пророка Исаии о том, что люди сидели во тьме и сени смертной и свет воссиял на них. Эти слова святого пророка Исаии, который говорил о том, что Господь неминуемо избавит народ свой от плена, от оккупации ассирийцев, которые были насколько многочисленны, что не было никаких надежд на избавление, но мы знаем с вами, каким удивительным, чудесным образом Господь избавил этот народ от неминуемой погибели. Это пророчество имело не только какое-то локальное историческое значение, оно имеет значение вселенское. Эти слова не случайно произносятся в Евангелии после событий, описывающих Рождество нашего Спасителя и Его славное Крещение.

 

В сегодняшнем Евангелии весьма кратком, весьма немногословном, сказано как бы между прочим о том, что когда Христос Господь вышел на Своё общественное служение, и Его проповедь началась словами «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное», то есть теми же самыми словами, которыми была оглашена вся Иорданская пустыня Предтечей Христовым, пророком Иоанном. О нём сегодня было сказано всего одно слово в этом же коротком Евангельском отрывке, о том, что Иоанн к этому времени был заключён в темницу. Обратите внимание на одну замечательную деталь, заметьте то, ради чего Предтеча Христов пришел в этот мир он осуществил, он исполнил по глаголу Спасову всякую правду: он крестил в Иордане Того, Кто не нуждался в этом Крещении, но для того, чтобы через это Крещение Господь спас Адама первозданного, и осуществив своё главное предназначение Предтечи Христова, как он сам говорит о Христе, Ему должно расти, а мне должно умаляться. Он как бы уходит в сторону от людей. И, действительно, за исповедание правды Божьей, за мужественное исповедание закона Божия, он заключается в темницу Иродом, и претерпевает мученическую смерть – его обезглавили.

Вот такой очень короткий жизненный путь Иоанна Крестителя. Если мы с вами вспомним о том, что его праведная матерь Елизавета всего на всего шестью месяцами ранее Благовещения Пресвятой Богородицы понесла во чреве, то мы увидим, в каком юном возрасте был Иоанн Предтеча, хотя с точки зрения Ветхого Завета 30-летний возраст как раз и являлся возрастом совершеннолетия. Именно в этом возрасте возможно было в синагогах толковать Священное Писание, до этого возраста это было бы невозможно, даже противозаконно, потому что именно 30-летнее возрастание человека давало ему возможность быть мужем совершенным в летах. Так вот ему исполнилось тридцать с небольшим лет, и он принял мученический венец за Христа, будучи последним пророком Ветхого Завета и первым мучеником Завета Нового.

Тихий угодник Божий, по-человечески его жизнь исполнена глубочайшего трагизма, но и вместе с тем Господь Сам говорит о нём в Евангелии, восхваляя и прославляя Своего Предтечу, говоря о том, что среди рожденных женами нет ни единого выше Иоанна Крестителя. Действительно, ведь мы видим с вами, хотя бы обзорно, по фрагментам, его жизнь, и обнаруживаем, сколь она была печальна.

Родившись в семье престарелых родителей, он тут же был обречён на изгнанничество, его отец священник Захария, как об этом говорит Сам Господь, был убит между алтарём и жертвенником кадильным по приговору того же самого Ирода нечестивого, который отдал приказ убить всех младенцев, для того, чтобы в их числе был убит и Богомладенец Спаситель. Захария, как человек совести, человек закона, человек правды Божией выступил против этого безбожного повеления царского, и был убит прямо в храме. Младенец Иоанн осиротел, будучи еще крохотным существом, и на руках своей матери он бежал в безжизненную Иорданскую пустыню, где Елисавета, будучи женщиной преклонных лет, вскорости скончалась. Младенец остался один среди этого мрака, среди этой мглы перед неминуемой смертью, но Господь хранил его, Ангелы, как об том свидетельствует Священное Писание, вскармливали и питали, взращивали этого дивного пророка. Исполнившись совершенных лет, он был призван к проповеди о Христе грядущем, и он проповедовал народу Божьему закон грядущего Христа, крестил крещением в покаяние всех тех, к кому обращалась его проповедь.

Мы знаем с вами, и даже иллюстративно можем себе представить гениальное полотно русского живописца Иванова – «Явление Христа народу», где на переднем плане видится Предтеча, проповедующий людям. И если мы будем вглядываться в эти изумительные портретные изображения, мы увидим с вами, сколь они разные эти люди. Там есть люди, в глазах которых читается жажда правды Божией и стремление жить по Христу, есть сомневающиеся, есть скептики, есть откровенно не принимающие словеса Иоанна Крестителя, а вдалеке, на самом заднем плане этой монументальной композиции мы видим грядущего Христа. Он как бы незаметен, но Он идёт к реке Иордан, чтобы принять Крещение от рук Своего раба. Именно о Нём, Агнце Божием, Который берёт на себя грехи всего мира, Иоанн проповедует и благовествует. Когда же многие смущались его проповедью, в нём, в Иоанне Крестителе видели Мессию и спрашивали: не ты Христос? – он отвечал, что я недостоин развязать ремень Его обуви, потому что я вас крещу водою, а идущий за мною будет крестить вас Духом Святым и огнём.

Духом Святым, это как-то более или менее понятно, но что значит огнём? День Пятидесятницы отвечает нам с вами на этот вопрос, это тождественные понятия и Духом Святым и огнём, потому что здесь, на бреге Иордана, в виде голубине Дух Святой сошёл и почил на Христе, и всякий, верующий во Христа и принимающий благодать святого крещения, крестится Духом Святым. А в день Пятидесятницы, когда в виде пламенеющих огненных языков та же Ипостась Святой Живоначальной Троицы – Дух Всесвятый Божий нисходит в виде пламенеющих языков, что тоже глубоко символично, ибо воспламеняет сердца верующих во Христа и жаждущих следовать жизнью своею за своим Господом.

У апостола Петра в Соборном Послании есть замечательные слова, мы очень часто их вспоминаем, когда говорим о Крещении Господнем, когда переживаем именно эти, ныне переживаемые дни. Апостол Пётр говорит, что крещение – это не есть омытие телесной нечистоты, это есть обещание Богу доброй совести. То есть мы, не только совершаем некое омовение, когда совершается над нами крещение, но мы обещаем Богу жить по совести, и Иоанн Предтеча является в этом смысле примером и образцом жизни по совести. И все многие, многие поколения христиан, которые следовали за Христом, они засвидетельствовали правдивость слов святого апостола Петра, тем, что жили по совести.

Сегодня, мы с вами, дорогие братья и сестры, празднуем память великого русского святого святителя митрополита Филиппа Московского и всея России чудотворца. Удивительная личность, его святые, многоцелебные мощи почивают своим нетлением в Успенском соборе Московского Кремля среди прочих Московских святителей. Он родился в богатой семье знаменитых в своё время бояр Колычевых, и был с детства воспитан в скромности, в богобоязненности, в милосердии и сострадании. Его благочестивые родители, чьи имена сегодня поминались на заупокойной ектение, приснопамятные Стефан и инокиня Варсонофия, воспитали своего сына в благочестии. Он вобрал в свою юную детскую душу те добродетели, которые были свойственны его благочестивым родителям.

Какое-то время, будучи молодым человеком, он служил при дворе великого князя Василия Иоанновича, а потом, когда скончался великий князь, и когда почили в Бозе его благочестивые родители, он, сняв с себя одежды придворного вельможи, одел на себя крестьянскую одежду и тайно ушёл на Соловки. Там он поступил послушником в знаменитый монастырь, где трудился во славу Божию, исполняя самую грязную, самую чёрную работу. Чего он только не делал, но какие бы послушания не давались бы ему монастырским начальством, всё это он с благодарностью принимал. Спустя некоторое время его постригли в монахи. В миру его звали Феодором, принимая монашеский постриг и давая монашеские обеты, он получил имя Филипп. Через девять лет после своего монашеского пострига, после смерти игумена монастыря он единогласно, всею братию, был избран быть игуменом прославленной Соловецкой обители. Он принимал в свою обитель, в свой монастырь только лишь тех, кто искал Христа, а не искал чего-то иного. Он даже написал Иноческий устав Соловецкого монастыря, где красной нитью проходит мысль о том, что ищущим каких-то земных, скоропреходящих ценностей не место в монастыре, а только лишь тем, кто ищет Христа и жизни в Нём и всецелой отдачи себя Господу, в служение Ему.

Слава об этом удивительном игумене Филиппе достигла Первопрестольной столицы, и правивший в то время царь Иоанн Васильевич, которого прозвали Грозным, решил этого благочестивого, богобоязненного, вместе с тем ему знакомого, игумена, потому что, повторяю, он служил при дворе его отца, поставить во главе всей Русской Православной Церкви. Царским указом он был вызван в Москву и облечён саном митрополита. Это было очень непростое время для нашего многострадального Отечества, середина шестнадцатого столетия, то есть время, предшествующее так называемому Смутному времени. И этот святой угодник Божий, некогда прославленный игумен монастыря, стал во главе всей Русской Церкви. Он смог изменить удивительным образом атмосферу Первопрестольной столицы. Царь, будучи человеком весьма противоречивым, я сейчас не буду говорить о симпатиях или антипатиях, касающихся Государя Иоанна Васильевича, потому что это личность очень и очень не простая. Есть люди, которые считают его святым угодником Божиим, есть люди, которые имеют прямо противоположный взгляд на этот счёт, я не буду сейчас подробно об этом говорить, просто хочу сказать о том, что является действительно глубочайшей скорбью для нашего народа.

Начало правления митрополита Филиппа ознаменовало себя тем, что смягчился гнев царский. Царь действительно был строгим и очень непростым человеком, беда его была в том, что он был склонен слушать всё, что ему говорили извне, и митрополит не единожды обращался к Государю и говорил: негоже тебе слушать клеветников и льстецов, не на их мнении тебе должно строить руководство государством. Всё это более и более снискивало негодование и озлобленность окружения Государя, его опричников. Однажды в Успенский собор, где совершал Божественную Литургию митрополит Филипп, вошёл Государь с окружавшими его опричниками, они были одеты несколько странно, в чёрную одежду, до зубов вооружены. Во время совершения Литургии Государь встал многозначительно перед митрополитом, в ожидании того, что тот его благословит. Но митрополит, как бы ни обращая внимания на царя, продолжал свою молитву, тогда один из опричников грубо одёрнул митрополита и сказал ему: разве ты не видишь, что Государь желает взять у тебя благословение. И тогда митрополит, прервавшись от молитвы, сказал не этому опричнику, а самому Государю: мне странно видеть тебя, православного Государя, в такой странной одежде здесь, а ещё более странно слышать, что здесь, в этом святом Успенском соборе, сейчас совершается бескровная жертва, а за алтарём этого храма проливается невинная христианская кровь. Возмутившийся Государь сказал митрополиту: я низложу тебя с твоего митрополичьего достоинства, я отправлю тебя в ссылку! На что митрополит бесстрашно отвечал ему: разве я тебя об этом просил, разве я перед тобою ходатайствовал, чтобы ты меня призвал из пустыни, из Соловков сюда, разве я хотел этого митрополичьего посоха, этой власти, не сам ли ты меня призвал сюда. И тогда Государь в гневе вышел из собора Успенского, и через некоторое время был отдан приказ о заключении митрополита под стражу.

Митрополит Филипп собирался совершить богослужение в день Архистратига Божия Михаила и всех Небесных Сил Бесплотных, когда в храм вошли опричники во главе с царским любимцем Басмановым и арестовали митрополита Филиппа. С него сорвали архиерейские одежды и облекли в одежды худые, в одежды рабские и заключили в Богоявленский монастырь, тот самый, остатки которого находятся за ГУМом на Красной площади. Там он находился семь дней, его не поили, не кормили, он находился в полном безвестии. Народ, который любил своего владыку толпами обступал монастырь, и тогда царь повелел отправить митрополита Филиппа из Москвы в заключение в Тверь, в так называемый Отроч монастырь, где он находился в течении нескольких лет. Однажды, когда царь Иоанн Васильевич направлялся в поход на Новгород, он вспомнил о митрополите Филиппе, ему доложили, что тот жив, тогда он послал самого страшного своего опричника Малюту Скуратова, чтобы тот поехал в Отроч монастырь и под видом получения благословения лишил жизни святителя.

Существует живописная картина «Смерть митрополита Филиппа», я думаю, большинство из присутствующих её картинно представляют, когда в дверь этой темницы входит огромный палач, Малюта Скуратов, а на коленях в молитве стоит митрополит Филипп, исхудавший, изголодавшийся. Богом ему было открыто, что он должен принять мученический венец. Увидев вошедшего опричника, он сказал ему: я давно готов принять смерть во славу Господа, пусть имя Божие будет во веки благословенно. Малюта, не утруждая себя многоречием, тут же задушил митрополита, а потом объявили, что митрополит Филипп умер, задохнувшись от угарного дыма от дымившей печки.

Спустя почти сто лет, в 1652 году правнук Иоанна Грозного, благословенный царь Алексей Михайлович, к слову говоря, которому мы обязаны строительством нашего святого храма, потому что он строил этот храм, он благословил его строительство. Алексеевское было вотчиной Алексея Михайловича, здесь был храм преподобного Алексея, человека Божьего, на месте этого храма он решил построить храм во имя Тихвинской иконы Божией Матери. Этим мы ему обязаны, и в своих молитвах мы должны поминать тишайшего, благороднейшего Государя Алексея Михайловича. Так вот, зная и понимая, что произошло с его многострадальной родиной и, чувствуя свою, пусть не прямую, но некую опосредованную ответственность за происшедшее, он отдал указ, чтобы трёх мучеников перевезти в Москву: из Стариц привезти мощи Святейшего Патриарха Иова. Из Чудова монастыря, который был в Кремле и после революции взорван, принестити мощи священномученика патриарха Ермогена. А из Соловков, потому что туда из Твери были перенесены останки после мученической смерти, привезти мощи священномученика Филиппа митрополита Московского. Царь даже написал трогательное письмо ему, уже сто лет как почившему в Бозе, умученному митрополиту Филиппу. Ему лично пишет письмо Государь Алексей Михайлович: прошу простить моего прадеда Иоанна Васильевича, он каялся в содеянном своём беззаконии, он осознал его, прости его и весь род наш, не возгнушайся Москвой, не возгнушайся Первопрестольным градом, вернись в него.

За мощами поехал архимандрит Никон, будущий всероссийский патриарх и он привёз их сюда. Проспект Мира, который нам виден, собственно говоря, из дверей храма, был в то время еще непроходимой лесной чащобой. Но есть в этом районе известная улица Ярославская, вот там проходила так называемая Троицкая дорога в Троице-Сергиевскую Лавру. На месте нынешней станции метро «Рижская» была так называемая Крестовская застава, именно через эту заставу были принесены мощи святителя митрополита Филиппа. Как это трогательно, столь узнаваемые топонимические наименования имеют для нас такое глубокое историческое воспоминание и значение.

Я сегодня утром пытался уточнить, но не нашел окончательного объяснения, почему именно так называлось это место, это были ворота в Москву, застава, их было несколько вокруг столицы, эта называлась «Крестовской». Почему Крестовская? Нашлось следующее объяснение: по той дороге, которая вела в центр Москвы, Москвы 17-го столетия, по нынешнему проспекту Мира шла торжественная и вместе с тем трогательная и очень печальная, покаянная процессия. На этом месте, где стоит храм иконы Божией Матери «Знамение» на Рижской, во время тех событий внезапно умер один из архиереев, ярославский архиерей Варлаам, и в честь его кончины был сооружен дубовый крест, который до сегодняшнего дня сохранился и находится в часовне при храме иконы Божьей Матери «Знамение». Это даже повод для паломничества, можно сходить в этот храм, чтобы поклониться тому кресту, который был сооружен в ознаменование перенесения мощей святителя митрополита Филиппа и кончины митрополита Варлаама, Ярославского и Ростовского, который скончался здесь, не зайдя даже в пределы Москвы, перенося мощи митрополита Филиппа.

Вот такие удивительные события сегодня нам с вами вспоминаются, дорогие братья и сестры, когда мы прикасаемся к жизни и личности этого великого во святых угодника Божьего, митрополита святителя Филиппа. Почему такая параллель была усмотрена в сегодняшнем нашем разговоре? Заметьте, какую яркую аналогию можно провести между личностью Иоанна Крестителя , который мужественно бесстрашно обличал пороки и грехи царя Ирода, и как бесстрашно и мужественно говорил в глаза грозному царю митрополит Филипп. Когда он говорил, что не я ведь просил у тебя этого митрополичьего служения, для того я поставлен, - продолжал свою мысль митрополит Филипп, - чтобы тебе правду говорить.

Правда, как известно, всегда наказуема, всегда попираема, она никому не приятна, она никому не удобна - эта правда, тем более, если это правда горькая, обличающая самые глубины низменных качеств человека, к которому она обращена. Но вместе с тем есть такие подвижники благочестия, которые не боятся ни суда людского, ни какого-то общественного мнения, а говорят правду, даже понимая, что эта правда может стоить им жизни. Мы видим это с вами в лице этих святых угодников Божиих, столь разных, столь непохожих друг на друга, но единых в духе. Мы часто вспоминаем слова апостола Павла, который говорит, что дары различны, но Дух один и тот же. Иоанн Предтеча, ветхозаветный пророк и проповедник грядущего Христа и митрополит Московский Филипп, живший в шестнадцатом столетии, в совершенно иных исторических, географических условиях. Но как они похожи друг на друга – Иоанн Предтеча и святитель Московский Филипп.

Помолимся сегодня им, дорогие братья и сестры, чтобы они научили нас правде Божией, и тому, чтобы мы тоже могли эту правду не столько требовать от других, сколько требовать ее от себя. Себя обличать беспощадно, свою совесть, и говорить, прав ли ты в свете Евангелия, в свете закона Божиего, справедливо ли ты поступаешь, если творишь грех и беззаконие. Пусть эта правда, которую свидетельствовали святой Иоанн Предтеча и митрополит Филипп Московский, которую прежде всего, найдя в своем сердце, они требовали от других. Потщимся, дорогие братья и сестры, обрести эту правду Христову, правду Божию в своем сердце, научиться жить по Евангелию, и тогда, действительно, по слову преподобного Серафима Саровского, о котором в прошлое воскресение мы с вами говорили, вокруг нас спасутся тысячи. Аминь.

Теги: