Северо-Восточное Московское Викариатство

СОБЫТИЯ

18 ноября 2017 года

Божественная литургия в храме святителя Николая Чудотворца в Толмачах

18 ноября, в субботу 24-ой седмицы по Пятидесятницы, в день 100-летия избрания святителя Тихона, патриарха Московского и всея России на Патриарший...

читать далее
15 ноября 2017 года

Прошел пастырский семинар, посвященный вопросам предбрачной катехизации

15 ноября, по благословению Управляющего Северо-Восточным Московским викариатством епископа Подольского Тихона, в доме причта храма иконы...

читать далее
13 ноября 2017 года

Cостоялась встреча директоров и педагогов воскресных школ

13 ноября по благословению епископа Подольского Тихона, Управляющего Северо-Восточным Московским викариатством, в приходском доме храма...


ПОКАЗАТЬ ВСЕ СОБЫТИЯ

b_200__16777215_00_images_propovedi_Gutorov.jpgВо имя Отца и Сына, и Святаго Духа.

Сегодня, дорогие братья и сестры, мы слышали из уст святого апостола и евангелиста Луки повествование об исцелении Господом нашим и Спасителем Иисусом Христом умершего сына Наинской вдовы.

Трудно человеческими способностями выразить меру материнского горя.

В этой связи вспоминается рассказ одного современного проповедника. Однажды один молодой священник, соболезнуя женщине, которая хоронила своего единственного сына, подобно сегодняшней евангельской вдовице, подошел и обратился к ней  с искренним желанием утешить эту несчастную женщину, но видимо его достаточно еще незрелый возраст и отсутствие жизненного опыта позволило ему сказать какую-то несуразицу, он сказал этой стенающей женщине: как я понимаю ваше горе. А она, быть может даже грубо, резко отпрянув от него, сказала: вы не можете этого понимать, потому что вы не хоронили своего ребенка.

 

Теоретически мы можем представлять то, чем это является, но только лишь тот человек может в глубинах своего сердца вместить эту страшную боль, боль утраты своего собственного ребенка, если он сам это пережил.

Люди, которые окружали эту несчастную вдовицу, хоронящую своего единственного сына, юношу, они тоже по-своему, ей соболезновали. Они, как могли, выражали свое переживание ее горю, но как это часто бывает и в нашей с вами жизни, беспомощными утешениями мы еще больше и больше подчеркиваем свою беспомощность и свое бессилие перед тем, что непременно становится реальностью нашей жизни, и если мы этого не пережили, то наверняка мы будем с вами переживать это в грядущем, потому что скорби и болезни наполняют жизнь каждого человека.

И тут навстречу этой несчастной женщине идет Христос. Его тоже окружает огромная толпа людей, как мы слышали в Евангелии – ученики и многие-многие люди, которые шли за Христом. Иные благоговейно внимали словесам Спасителя, иные чаяли от Него утешения и несли или вели за собой болящих своих в надежде, что Господь умилосердится и дарует им исцеление, т.е. люди окружали Господа в надежде исполнения всех тех требований, которые они имели в своем сердце. И вот две эти людских толпы встретились по дороге у города Наина, и Господь увидел скорбь этой несчастной, скорбящей, отчаявшейся женщины, подошел к смертному одру, на котором лежал ее единственный сын, и обратившись к ней, как сказано в Евангелии, сжалился над ней и сказал ей: Не плачь!

Это поразительное требование, насколько оно уместно у гроба единственного сына жены-вдовицы очень трудно себе даже представить. Иной человек мог воспринять эти слова как оскорбление, как можно не плакать здесь, когда мы видим весь трагизм жизни, когда мы видим то, что невосполнимо и никем не способно быть утешено. Однако же Господь требовательно и властно повелевает ей не плакать. Многие, наверное, говорили те же самые слова этой женщине, они говорили ей «не плачь, успокойся», как говорим мы в этом случае «слезами горю не поможешь» и тому подобное. Но Господь говорил не так, как мы с вами говорим. Помните, что сказал многострадальный Иов, на гноище находившийся, своим друзьям, которые пытались по-своему, как им казалось очень правильно и справедливо утешать его: О, вы, жалкие утешители! Вот мы порой являемся очень жалкими утешителями, говоря стандартные, уместные для того или иного повода слова, но эти слова ничем не подкреплены, они не имеют под собою никакой внутренней силы, в отличие от того, как те же самые слова произносит Господь и Владыка. Он говорит этой женщине «не плачь!», а после этого, обратившись к бездыханному телу, лежащему во гробе, говорит ему: Юноша, тебе говорю, восстани! И мертвый восстал от гроба, и люди были удивлены этому необыкновенному, неисповедимому и неизглаголанному чуду, потому что представить себе такое немыслимо и невозможно. Т.е. Господь, произнося Свое благоуветливое, творческое, всемогущее слово, подкрепляет его делом.

Вспоминается другой евангельский эпизод, когда помните, Господь расслабленному, которого спустили четверо его друзей к ногам Спасителя на веревках, говорит: Чадо, прощаются тебе грехи твои. И начали роптать люди, окружавшие Христа: Кто Он, чтобы мог прощать грехи, только лишь единый Бог может это сделать. А Господь Сердцеведец, видя этих ропотников, видя этих хулителей, которые в сердце своем негодуют, говорит им: Что легче сказать, прощаются тебе грехи твои или сказать восстани, возьми одр твой и иди в дом твой. Конечно же, сказать гораздо проще «прощаются тебе грехи твои». Т.е. это уже сфера духовного, и поэтому пойди, разберись, простились тебе грехи или не простились. Многие лжехристы и лжепророки именно так и говорили, и говорят по сию пору «прощаются тебе грехи твои», но чтобы подтвердить истинность этих слов, нужно было бы сказать вместе со Христом: восстань, возьми свой одр и иди в дом твой. Так и в сегодняшнем евангельском повествовании Господь говорит: Не плачь! И многие ропщут, негодуют: как Ты можешь от матери, потерявшей своего единственного сына, требовать не плакать и не скорбеть.

Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть. Даже и мы с вами этими словами воспеваем в церковном песнопении, но Господь подтверждает Свое Божественное слово тем, что Он обращается к юноше и говорит: Тебе говорю, восстани от одра смерти. И смерть не способна удержать в своих объятиях того, кого она получила в качестве оброка и наследия своего, она не способна удержать того, над кем властвует Властитель и Начальник жизни, и Господь воскрешает этого мертвого юношу и дарует ему жизнь, и утешает тем самым эту несчастную вдовицу, утратившую своего единственного сына.

Сегодня мы об этом слушали, дорогие братья и сестры, в евангельском повествовании. Неслучайно Господь говорит нам с вами о том, что мы должны, взирая на человеколюбие и сострадание нашего Спасителя по отношению к каждому из нас, учиться, прежде всего, главному – утешать друг друга. Неслучайно Господь устами Богоглаголивого ветхозаветного пророка Исаии говорит: Утешайте, утешайте, люди моя! Мы действительно должны быть друг для друга людьми, которые способны утешить, ни пустыми, ни к чему не обязывающими общими фразами и словами, а прежде всего свидетельством своей собственной жизни, что Богу подвластна и самая смерть, что Господь властвует над нею, более того, Он разрушил ее оковы и ее заклепы, что Господь даровал Своею смертью жизнь всему роду человеческому. Поэтому тогда, когда мы сталкиваемся с неотвратимостью смерти родного, близкого, дорогого нам человека мы должны всегда помнить о том, какою ценою были мы все искуплены от вечного проклятия и смерти. Уже не самая смерть должна пугать и страшить нас, не ее мы должны страшиться и бояться, потому что смерть – это не более, чем исход из одного состояния - физического, состояния, исполненного глубочайших скорбей, болезней, невзгод, печалей к состоянию совершенно иному, прерадостному, светлому и нескончаемому, потому что это реальность дарует человеку живую связь с Богом, непрестанное нескончаемое блаженство в Царствии Небесном, и это есть смысл и цель жизни каждого человека. Для достижения этой цели необходимо лишь жить и идти тем путем, который Господь наш и Владыка Иисус Христос начертал Своими заповедями в святом Евангелии.

Сегодня мы с вами, дорогие братья и сестры, чтим память великого святого угодника Божия, великого русского святого, преподобного Амвросия Оптинского, чье имя является уже при одном лишь его упоминании утешением и радостью для многих и многих из нас, потому что такой батюшка, который просиял святостью и добродетелями, и прежде всего своей любовью и утешением, которыми он отличался по отношению ко всем людям, он является для каждого из нас твердой надеждой на то, что и мы способны быть утешенными и им, и Господом. Это именно он говорил, преподобный батюшка Амвросий, о том, что каждого человека нужно утешать: Ты даже сто человек утешишь, а одного огорчишь – все твои труды насмарку, потому что всех нужно утешать и хороших, и плохих, и злых, и добрых. Это действительно удивительная духовная мудрость, которую свидетельствовал этот великий угодник Божий.

Однажды одна женщина подошла к батюшке Амвросию и попросила его: Батюшка, помолитесь за меня, чтобы мне людей научиться успокаивать. А он ей говорит: ты сначала сама успокойся и потом других будешь успокаивать. Очень часто мы действительно пытаемся что-то решать в судьбах других людей, хотя в нашей собственной жизни настолько всё не устроено. Мы не можем с вами говорить о мире другим людям, не имея этого мира в своем собственном сердце. Именно об этом говорит преподобный старец Амвросий, это, собственно говоря, перекликается с сегодняшним евангельским повествованием. Потому-то наши слова, даже искренние, стремящиеся утешить того или иного человека, бывают бесплодными, что мы сами живем совершенно иными жизненными интересами. А вот если бы наше сердце было наполнено настоящим, подлинным Христовым миром, вот тогда мы смогли бы прещедро делиться им и с людьми, которые окружают нас.

Многие из здесь присутствующих, конечно, читали жизнеописание преподобного старца Амвросия, и бывали, и наверняка не единожды, в Оптиной пустыни, где подвизался этот святой угодник Божий. Поэтому это имя для нас очень знакомо и близко, и вместе с тем он был настолько прост в общении с каждым человеком, что эта Христова простота снискала поистине всенародную любовь к нему. К нему приходили самые разные люди, приходили и простые крестьяне, приходили и люди интеллектуального склада ума. К нему приходил Достоевский, с ним общались братья Киреевские.

К нему граф Толстой приходил, который так и не смирился с Церковью даже до своей смерти, но и тот говорил, что когда побеседуешь с батюшкой Амвросием, то такое ощущение, что ты чувствуешь близость самого Бога. Так говорил даже Толстой, который пытавшийся найти со старцем общий язык,  доказать ему свою мнимую, лукавую, лживую «правду». Последняя встреча Толстого со старцем Амвросием произошла незадолго до смерти преподобного Амвросия. Толстой очень долго беседовал со старцем Амвросием, настолько долго, что даже келейник и братия, которые находились рядом с кельей преподобного, встревожились, что так долго они беседуют. Наконец эта беседа прекратилась тем, что дверь из кельи старца с размаху открылась, и весь всклокоченный, разъяренный Толстой огромными, аршинными шагами пошел прочь, не оглядываясь назад. Старец Амвросий вышел, очень долго смотрел ему вслед, а потом сказал тем, кто находился рядом с ним: никогда не покается - гордыня. Т.е. он увидел самую суть этого несчастного человека, весь трагизм его жизни. Мы знаем с вами, что Толстой так и не покаялся. Так и остался при своей озлобленности, при своей гордыни, не примирившись ни со своей совестью, ни тем более с Христом.

Другой великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский приезжал в Оптину в момент, наверное, одного из своих самых страшных жизненных потрясений, когда они с супругой Анной Григорьевной лишились своего ребенка Алеши. Это было для них большой скорбью, ведь для человека уже зрелого возраста в отличие от молодого человека более сентиментальнее и гораздо более ближе к сердцу воспринимаются все переживания. Смерть ребенка, конечно же, потрясла его, и он ради утешения поехал в Оптину, к старцу. Эта встреча произвела на него неизгладимое впечатление, так что он потом выразил ее в своем произведении, которое поистине является вершиной литературного творчества, не только в масштабе русской литературы, но и в масштабе всемирном. Он выразил его в образе старца Зосимы в «Братьях Карамазовых» и всё то, что говорит старец Зосима на страницах этого бессмертного без преувеличения произведения, это всё говорит старец Амвросий, это он так утешает людей, это он так ведет себя с людьми.

            Действительно, какая огромная разница между восприятием одного великого талантливого человека и другого личности преподобного старца Амвросия. Старец производил неизгладимое впечатление на всех людей, которые общались с ним. Наверное, нам с вами не хватит никакого времени перечислять все, даже известные, свидетельства о старце Амвросии, которые в буквальном смысле этого слова преображали жизнь человека, прикоснувшегося к этой личности.

Рассказывают об одной девушке, которая была великолепного, блистящего образования, она принадлежала к высшему сословию и вот однажды, поняв бессмысленность, бесцельность своего существования, хотя очень радужные перспективы открывались пред нею, она вдруг прочитала в журнале «Нива» – был такой дореволюционный журнал – о старце Амвросие, об оптинском старце, он тогда еще был жив. Разочаровавшись в жизни, потеряв смысл, нить, какую-то последовательность своего существования, она поехала в Оптину.

Как мы знаем, старец Амвросий был очень болезненным человеком, поэтому очень часто богослужения совершались у него в келье. И вот совершалась Всенощная, старчик лежал на диванчике, так как действительно был очень немощным. Даже существует всем известный замечательный фотографический портрет, где преподобный лежит на диванчике. Ему требовалось чрезвычайных усилий, чтобы даже встать, подняться. И вот ради того, чтобы не лишить его службы, в его келье, в его домике совершалась Всенощная, и вдруг он, несмотря на все сложности физические вдруг поднялся с этого диванчика и вышел к людям. А люди, кто смог войти во вторую комнату, так как в одной он сам почивал, где была его келья, а другая комната была прихожей, и кто как мог, входил и там стоял. И вот он выходит и ищет кого-то глазами: Кто здесь плачет? – Никто здесь не плачет, батюшка. – Нет, нет, здесь плачут, вот она плачет, – и показывает на эту девушку. Что же ты, милая, плачешь? Он ее пригласил, побеседовал, и она ушла совершенно иным человеком, ушла недалеко от этой кельи, недалеко от этого монастыря. Она увидела подлинный смысл своей жизни и увидела его в святом монашестве. Она ушла в Шамордино, в обитель, которую, как известно, основал сам батюшка Амвросий. Приехала ее мать, мать, которая злобствовала на то, что какой-то поп охмурил, одурачил ее дочь, которая была умницей, образованной, пред которой открывались такие замечательные жизненные горизонты. Пришла, чтобы сейчас же навести порядок и всё поставить на свои места. Старчик вышел к ней и пригласил в келью, побеседовал, потом она вышла, и в Шамордино уже поселились дочь монахиня и мать монахиня.

Вот так он мог влиять на сердца людские, что человек преображался, менял свое мировоззрение, менял свои убеждения, потому что за всем этим стояло не просто умение нужные слова вовремя сказать, а за этим стояла любовь, которая способна утешать. Вот таким был батюшка Амвросий Оптинский. И сколько людей приходили и приходят до сегодняшнего дня в Оптину пустынь с разочарованием жизненным, с бессмысленностью своего жизненного, человеческого предназначения, не видят смысла, не видят цели, но прикоснувшись к его святой жизни, они понимают, что смысл жизни в этом и заключается, заключается во Христе, в Боге. Только лишь Бог может осмыслить человеческое существование. Только лишь Бог, Христос, распятый и воскресший, может наполнить жизнь человека таким содержанием, о каковом человек даже и мыслить не мог, представить себе не мог. Преподобный Амвросий Оптинский был именно тем святым угодником Божиим, который жизнью своею свидетельствовал, что единственная правда в жизни – это есть Христос, это Господь, и всякий, кто прикасается к этой евангельской правде, приобретает подлинный, сокровенный, неоскудевающий смысл своей жизни.

Умение утешать людей, а он воскрешал из мертвых, в духовном смысле этого слова, людей, которые находились на грани отчаяния, которые находились на грани состояния, которое могло увести в совершенно иную сторону, в погибель вечную, но старец воскрешал их своими благоуветливыми глаголами, вселял в их сердце надежду несомненную, исполнял их своею собственною любовию, твердым и несомненным упованием на наследие вечной жизни.

В этом смысле, слова, которые уже прозвучали, слова пророка Исаии, устами которого призывал Бог утешать людей, они в преизбытке исполнились в личности преподобного Амвросия Оптинского, память которого мы сегодня празднуем и прославляем, и молимся ему чтобы и нас он утешил во всех наших земных житейских нестроениях и скорбех, чтобы он помолился о нас грешных и недостойных у престола благодати Божией, где он неумолчно славословит Святую Живоначальную Троицу, о том, чтобы Господь и нас соделал наследниками вечной жизни и Царствия Небесного, которого сам он стал наследникам, в котором пребывает всякая слава, честь и поклонение Богу Единому, в Троице славимому и покланяемому,  Безначальному Отцу со Единородным Его Сыном и Всесвятым, и Благим, и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.