Северо-Восточное Московское Викариатство

b_200__16777215_00_images_2017_300617a_--_2.jpg5 июля 2017 года в рамках общецерковных мероприятий, посвященных празднованию столетия начала эпохи гонений на Русскую Православную Церковь, и в день памяти священномученика Феодора (Смирнова) — диакона, служившего в храме иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» в Марьиной Роще г. Москвы и пострадавшего в годы гонений, Божественную Литургию совершит Преосвященнейший Тихон, епископ Подольский, Управляющий Северо-Восточным викариатством г. Москвы.

Приглашаем всех желающих к молитвенному участию! Начало богослужения в 7:30.

 ***

Феодор Владимирович Смирнов родился 5 апреля 1890 года в селе Раменье Волоколамского уезда Московской губернии в семье псаломщика. В 1913 году Федор окончил три курса Вифанской Духовной семинарии и женился на Анне Орловой, происходившей из священнической семьи.

4 апреля 1913 года Федор был определен диаконом к Воскресенской церкви села Раменье и рукоположен. Служа там диаконом, он до октябрьского переворота 1917 года был законоучителем в местных земских школах.

16 ноября 1917 года диакон Феодор был переведен в Духосошественский храм на Лазаревском кладбище в Москве. 28 октября 1920 года награжден двойным орарем.

В 1932 году храм на Лазаревском кладбище советской властью был закрыт, и диакон Феодор переведен в храм в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» в Марьиной Роще, где и прослужил до своего ареста.

Много лет спустя его сын с большой любовью вспоминал отца, написав, что отцу он обязан не только рождением, но что он приобщал его дому Божьему. Несмотря на то, что приобщение детей к церковной жизни было в то время опасным даже и для священнослужителей, отец Феодор семилетним ввел своего сына в алтарь нашего храма, где он прислуживал даже и тогда, когда отец был арестован. Сын вспоминал, что благодаря отцу Феодору он пронес через всю при советской власти тяжелую жизнь радость познания Божией истины и очищающей душу благодати.

Отец Феодор был арестован 10 декабря 1937 года и заключен в Таганскую тюрьму, а 15 декабря следователь допросил его.

— Ваше отношение к советской власти? — спросил он диакона.

— Мое отношение к советской власти лояльное, — ответил тот.

— Вы говорите неправду, следствие располагает материалами, что вы антисоветски настроенный человек. Дайте правдивые показания.

— Я говорю только правду.

— Вы говорите неправду, — продолжал настаивать следователь, — следствие располагает материалами, что вы среди окружающих распространяли контрреволюционные слухи о гонении на религию и духовенство в Советском Союзе, о насильственном закрытии церквей, а также вели контрреволюционную деятельность, направленную на срыв выборной компании в Верховный Совет. Дайте правдивые показания.

— Вышеуказанной деятельностью я не занимался, — ответил диакон, и на этом допросы были прекращены.

В качестве свидетеля был вызван клирик нашего храма — протоиерей Аркадий Янковский, который свидетельствовал против отца Феодора.

Здесь следует отметить, что этот священник имел весьма дурную репутацию. Уже будучи православным священником, он уклонился в старообрядческих раскол, а затем и обновленческий. Являлся секретным сотрудником ОГПУ. Служил в различных храмах Москвы. Неоднократно совершал дисциплинарные проступки, за что был периодически запрещаем в священнослужении. В 1937 году он в очередной раз женился. В 1940 году он перешел в григорианский раскол и стал служить в храме на Даниловском кладбище, за что в том же году распоряжением митрополита Сергия (Страгородского) был извержен из священного сана. В 1941 году он ушел от григорианцев и в феврале 1942 года обратился к митрополиту Сергию, прося восстановить в священстве, на что получил ответ: «К сожалению, не в моей власти восстановить в сане». Оставшись без работы, Янковский стал ходить на Ваганьковское кладбище служить за определенную мзду по приглашению посетителей кладбища панихиды на могилах их родственников. За Янковским НКВД вело слежку и 29 октября 1944 года постановили арестовать его и все его имущество, где бы оно ни находилось. В 1944 году Янковский был арестован на Ваганьковском кладбище. В 1945 году Особое Совещание при НКВД СССР приговорило Янковского к трем годам заключения в исправительно-трудовом лагере «за разглашение сведений, не подлежащих оглашению, и нелегальную религиозную деятельность».

Так вот, в 1937 году Янковский предал своего собрата и показал, что диакон Феодор «среди окружающих вел антисоветскую агитацию, направленную на срыв выборов в Верховный Совет. В моем присутствии он заявлял:

«Коммунисты хвалятся, что у них в стране самые демократичные выборы — это неправда, в стране нет никаких демократических выборов. Кандидатов в Верховный Совет выставила сама партия, а не народ. За этих кандидатов она будет насильно заставлять голосовать. Но я хорошо знаю, что на это многие не пойдут, они будут голосовать против этих кандидатур, а некоторые и совсем не пойдут на выборы»… Как-то меня на улице встретил Смирнов, — показывал настоятель, — и спросил: «Вы ничего не знаете?» Я удивленно спросил: «А что?» Тогда он мне рассказал такую вещь: „Вы посмотрите, что делается в Советском Союзе — церкви все закрываются без согласия верующих. Верующие и духовенство подвергаются гонению. За то, что они верующие, их арестовывают и высылают в отдаленные места Советского Союза, где пытают и морят голодом»».

Точно в подтверждение правоты всего того, что говорил свидетель, 20 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила диакона Феодора к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и он был отправлен в город Лесозаводск Приморского края в 19 отделение Бамлага, где встретился с голодом, непосильным каторжным трудом и нечеловеческими условиями содержания. В феврале 1938 года против духовенства и верующих, собранных в 145 колонне, было начато новое дело. Диакон Феодор успел послать из лагеря родным в Москву всего одно письмо и получить от них одну посылку, когда всякая связь между ними прервалась.

31 марта 1938 года тройка НКВД приговорила тридцать одного обвиняемого к расстрелу, и среди них диакона Феодора Смирнова. После приговора его по-прежнему отправляли на общие работы, как будто он мог дожить до окончания срока. Диакон Феодор Смирнов был расстрелян 5 июля 1938 года и погребен в общей безвестной могиле. Память священномученика совершается в день его гибели.